Канон святому преподобному Серафиму, Саровскому чудотворцу (первый)

Припев: Преподо́бне о́тче Серафи́ме, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 15 января (02 января ст. ст.); 01 августа (19 июля ст. ст.)

Глас 6.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Я́ко по су́ху пешеше́ствовав Изра́иль по бе́здне стопа́ми, гони́теля фарао́на ви́дя потопля́ема, Бо́гу побе́дную пе́снь пои́м, вопия́ше.

Го́споди, отве́рзи мои́ недосто́йнеи устне́ и да́ждь ми́ сло́во ра́зума воспе́ти досто́йно па́мять блаже́ннаго Серафи́ма, ны́не со а́нгелы моля́щагося Тебе́, изба́вити на́с от вся́каго лю́таго обстоя́ния.

К Богоро́дице вели́кий моли́твенник бы́л еси́, преподо́бне, Ю́же ви́дети со апо́столы сподо́бился еси́, и ны́не не преста́й моли́твами твои́ми посеща́ти ча́д твои́х.

От ю́ности твоея́, преподо́бне, преда́лся еси́ умо́м Бо́гови, и стра́сти теле́сныя кре́пким воздержа́нием укроти́в, вся́кими доброде́тельми украси́лся еси́, прему́дре.

Богоро́дичен: Всеблага́я Влады́чице, Я́же Преблага́го Бо́га пло́тию ро́ждши, озло́бленное страстьми́ мое́ се́рдце очи́сти, да ве́рою и любо́вию велича́ю Тя́.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Не́сть свя́т, я́коже Ты́, Го́споди Бо́же мо́й, вознесы́й ро́г ве́рных Твои́х, Бла́же, и утверди́вый на́с на ка́мени испове́дания Твоего́.

Моли́твами твои́ми, преподо́бне, предстоя́ Бо́гу со а́нгелы, за ве́сь ми́р моли́ся, бра́ни вра́жия потреби́ти и побе́ду на супоста́ты дарова́ти.

От ю́ности ве́рою и любо́вию прилепи́лся еси́ Влады́це вы́шних си́л, преподо́бне Серафи́ме, и, возсия́в в пусты́ни Саро́встей, я́ко со́лнце, в ско́рбех приходя́щим к тебе́ уте́шитель бы́л еси́; моли́ спасти́ся на́м.

Яви́лся еси́, преподо́бне, моля́щимся тебе́ сто́лп непоколеби́мь и прибе́жище все́м притека́ющим во оби́тель Саро́вскую и прие́млющим исцеле́ния благода́ть неоску́дную.

Богоро́дичен: Услы́ша Е́ва прама́терь: в печа́лех роди́ши ча́да; Ты́ же, Чи́стая Де́во, услы́шавши: Госпо́дь с Тобо́ю, ра́дуйся, — ра́дованным гла́сом печа́ль прама́тере потреби́ла еси́.

Седа́лен, гла́с 4:

Жите́йское мо́ре страсте́й воздержа́нием препобеди́в и в приста́нище безстра́стия прите́к, сосу́д воздержа́ния яви́лся еси́, преподо́бне Серафи́ме, моли́ Христа́ Бо́га дарова́ти на́м ве́лию ми́лость.

Сла́ва, и ны́не: Егда́ предста́ну пред лице́м Созда́теля моего́ в де́нь пра́веднаго суда́ Его́, тогда́, Влады́чице, предста́ни ми́, и му́ки изба́ви мя́ ве́чныя, да не сни́ду во а́д, но да спасу́ся Твои́м, Пресвята́я Богоро́дице, заступле́нием.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Христо́с моя́ си́ла, Бо́г и Госпо́дь, честна́я Це́рковь боголе́пно пое́т, взыва́ющи, от смы́сла чи́ста, о Го́споде пра́зднующи.

Дне́сь све́тло пра́зднует Саро́вская оби́тель па́мять твою́, преподо́бне, и мо́лит тя́: испроси́ у Го́спода вселе́нней ми́р и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Вели́кими по́двиги твои́ми, преподо́бне, я́ко фи́никс, процве́л еси́, словесы́ благопло́дными и непоро́чным житие́м сердца́ притека́ющих к тебе́ услажда́я, и ны́не у́бо моли́ся, да обря́щем ми́лость у Христа́, Спа́са на́шего.

Твои́ми моли́твами о на́с умоли́ Бо́га, преподо́бне Серафи́ме, и грехо́вный мра́к печа́ли на́шея разори́, безстра́стием, ве́рою и любо́вию украси́ все́х, пресла́вную па́мять твою́ чту́щих.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, Влады́чице Де́во, Це́рквам красото́, благочести́вым лю́дем держа́во и похвало́, непреста́нно моли́ся Христу́ Бо́гу, да сохрани́т на́с от бе́д моли́твами Твои́ми.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Бо́жиим све́том Твои́м, Бла́же, у́тренюющих Ти́ ду́ши любо́вию озари́, молю́ся, Тя́ ве́дети, Сло́ве Бо́жий, и́стиннаго Бо́га, от мра́ка грехо́внаго взыва́юща.

Все́м приходя́щим к тебе́ бы́л еси́ учи́тель и́стинный и к Богоро́дице вели́кий моли́твенник, и ны́не, преподо́бне, не преста́й моля́ся о ча́дех твои́х, я́ко и́маши дерзнове́ние ве́лие.

Да вни́дут ны́не христоимени́тии лю́дие во хра́м оби́тели Саро́вския, к честны́м моще́м твои́м, преподо́бне Серафи́ме, припа́дающе, и да про́сят от тебе́ исцеле́ния, здра́вия и спасе́ния, Христа́ велича́юще.

В нощи́ моля́щу ти ся Бо́гу, преподо́бне, вра́г неви́димый хотя́ше устраши́ти тя́, но, моли́твою твое́ю посра́млен, исчезе́ вселука́вый.

Богоро́дичен: Бо́га, Его́же родила́ еси́, Пречи́стая Мари́е, моли́ рабо́м Твои́м пода́ти прегреше́ний оставле́ние.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Жите́йское мо́ре, воздвиза́емое зря́ напа́стей бу́рею, к ти́хому приста́нищу Твоему́ прите́к, вопию́ Ти́: возведи́ от тли́ живо́т мо́й, Многоми́лостиве.

Свята́я душа́ твоя́ оби́тель бы́сть Бо́гу, в не́йже Оте́ц, Сы́н и Святы́й Ду́х всели́ся, те́мже мо́лим тя́, преподо́бне, наважде́ния вра́жия от чту́щих тя́ отжени́ и ве́рным лю́дем ми́р и здра́вие да́руй.

Вели́кия твоя́ пусты́нныя по́двиги и труды́ и сла́дость уче́ния твоего́ почита́ем, преподо́бне Серафи́ме, и́миже мно́гия приходя́щия к тебе́ просвети́л еси́ и научи́л еси́ воспева́ти Единосу́щную Тро́ицу.

Житие́м чи́стым после́довав Влады́це Христу́, тече́ние до́брое сконча́л еси́, преподо́бне, к ве́чным же оби́телем возше́д, блаже́нне, зри́ши та́мо, я́же а́нгели ви́дят. Те́мже, чту́ще па́мять твою́, Христа́ велича́ем.

Богоро́дичен: Ны́не к Тебе́ прибега́ю, Пречи́стая, спаси́ мя́ моли́твами Твои́ми и соблюди́: ели́ка бо хо́щеши, мо́жеши, я́ко Ма́ти Всемогу́щаго.

Конда́к, гла́с 2:

Ми́ра красоту́ и я́же в не́м тле́нная оста́вив, преподо́бне, в Саро́вскую оби́тель всели́лся еси́, и та́мо а́нгельски пожи́в, мно́гим пу́ть бы́л еси́ ко спасе́нию, сего́ ра́ди и Христо́с тебе́, о́тче Серафи́ме, просла́ви и да́ром исцеле́ний и чуде́с обогати́. Те́мже вопие́м ти́: ра́дуйся, Серафи́ме, преподо́бне о́тче на́ш.

И́кос:

Оста́вив ро́д и дру́ги, бога́тство, я́ко пра́х, вмени́в, в пусты́ни Саро́встей водвори́лся еси́, и на стра́сти, я́ко безпло́тен, подвиза́вся, а́нгелов ликостоя́ния сподо́бился еси́. Те́мже духо́вная разуме́ния прии́м, пода́ждь и на́м, преподо́бне, разу́мно пе́сньми воспе́ти тя́, си́це глаго́лющим: ра́дуйся, Серафи́ме блаже́нне, небе́сный челове́че и земны́й а́нгеле; ра́дуйся, в любви́ Христу́ подража́телю; ра́дуйся, Свята́го Ду́ха оби́тель; ра́дуйся, уныва́ющим ве́лие ра́дование; ра́дуйся, исто́чниче исцеле́ний; ра́дуйся, скорбя́щим душа́м сла́дкое утеше́ние; ра́дуйся, и́ноком ти́хое приста́нище и учи́телю прему́дрый; ра́дуйся, похвало́ земли́ Росси́йския; ра́дуйся, Серафи́ме, преподо́бне о́тче на́ш.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: Росода́тельну у́бо пе́щь соде́ла А́нгел преподо́бным отроко́м, халде́и же опаля́ющее веле́ние Бо́жие, мучи́теля увеща́ вопи́ти: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Чу́дно житие́ твое́ яви́ся, преподо́бне, благода́тию Боже́ственнаго Ду́ха испо́лнено, блаже́нну вои́стинну кончи́ну преподо́бных прия́л еси́, о Христе́ ра́дуяся. Мы́ же к Просла́вльшему тя́ взыва́ем: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Мно́жество люде́й, во святу́ю оби́тель соше́дшеся дне́сь, преподо́бне Серафи́ме, честны́м моще́м твои́м покланя́ется, от ни́хже исцеле́ния вси́ почерпа́ем, непреста́нно зову́ще: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Во всю́ зе́млю изы́де веща́ние сие́, я́ко в Саро́ве чудотво́рец пресла́вен яви́ся, исцеле́ний мно́жество источа́я все́м, с ве́рою приходя́щим и вопию́щим: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Богоро́дичен: Богоро́дице Де́во, ро́ждшая Сло́во па́че сло́ва, Зижди́теля Твоего́, Того́ моли́ с преподо́бным Серафи́мом поми́ловати ду́ши на́ша.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Из пла́мене преподо́бным ро́су источи́л еси́ и пра́веднаго же́ртву водо́ю попали́л еси́: вся́ бо твори́ши, Христе́, то́кмо е́же хоте́ти. Тя́ превозно́сим во вся́ ве́ки.

Плотски́я стра́сти укроти́в и ми́рови умертви́вся, глаго́лы жи́зни ве́чныя се́рдцем твои́м, блаже́нне, прия́л еси́, науча́я все́х, к тебе́ притека́вших, взыва́ти: Го́спода по́йте, дела́, и превозноси́те Его́ во ве́ки.

В прославле́нии честны́х моще́й твои́х, преподо́бне, оби́тель Саро́вская ра́дости испо́лнися. Лю́дие же вси́ ди́вному во святы́х Свои́х Бо́гу взыва́ху: Го́спода по́йте, дела́, и превозноси́те Его́ во ве́ки.

Благода́тию Боже́ственнаго Ду́ха испо́лнен сы́й, преподо́бне Серафи́ме, ве́рным лю́дем, творя́щим святу́ю па́мять твою́, моли́твами твои́ми испроси́ грехо́в проще́ние, вопию́щим: де́ти, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те Го́спода во ве́ки.

Богоро́дичен: Спасе́ния Хода́таица на́м яви́лася еси́, Богоро́дице, ро́ждшая Спа́са и Влады́ку все́х, те́мже мо́лим Тя́: спасе́ния сподо́би все́х, песносло́вящих Тя́ ве́рно во вся́ ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Бо́га челове́ком невозмо́жно ви́дети, на Него́же не сме́ют чи́ни а́нгельстии взира́ти; Тобо́ю же, Всечи́стая, яви́ся челове́ком Сло́во воплоще́нно, Его́же велича́юще, с небе́сными во́и, Тя́ ублажа́ем.

Недосто́йными усты́ воспева́емое тебе́ ма́лое хвале́ние на́ше, преподо́бне, не пре́зри, но приими́ и все́х, прославля́ющих тя́, освяти́, бе́д, и напа́стей, и ве́чнаго муче́ния изба́ви, да тя́ при́сно воспева́ем.

Мра́з нощны́й и ва́р дневны́й во уедине́нии пусты́ннем до́блественне претерпе́в, до́м Прему́дрости Бо́жия бы́л еси́ и к сия́нию невече́рнему восте́кл еси́; моли́ спасти́ся на́м.

Сла́вится дне́сь оби́тель, в не́йже яре́м Христо́в прия́ти изво́лил еси́: та́мо бо, в пусты́ни, дни́ твоя́ пребы́л еси́, и твои́ми уче́ньми мно́ги приходя́щия к тебе́ вразуми́в, научи́л еси́ бы́ти ча́да Це́ркве Христо́вы.

Богоро́дичен: Ты́ еси́ кре́пость на́ша, Ты́ еси́ похвала́ и ра́дование, Храни́тельница на́ша, заступле́ние, прибе́жище и Предста́тельница непобеди́мая, Пречи́стая Богоро́дице, спаси́ рабы́ Твоя́.

Свети́лен.

Прииди́те, вси́ ве́рнии, свяще́нными пе́сньми восхва́лим ди́внаго в чудесе́х преподо́бнаго Серафи́ма, но́ваго свети́льника Росси́йския земли́, а́нгелом собесе́дника и те́плаго моли́твенника к Бо́гу о чту́щих святу́ю па́мять его́.

Сла́ва, и ны́не: По Бо́зе упова́ние иму́ще на Тя́, Пречи́стая Богоро́дице, мо́лим Ти ся: Ро́ждшагося из Тебе́ умоли́ дарова́ти ми́р вселе́нней и ве́лию ми́лость.

Пѣ́снь а҃.

І҆рмо́съ: Ꙗ҆́кѡ по сꙋ́хꙋ пѣшеше́ствовавъ і҆и҃ль по бе́зднѣ стопа́ми, гони́телѧ фараѡ́на ви́дѧ потоплѧ́ема, бг҃ꙋ побѣ́днꙋю пѣ́снь пои́мъ, вопїѧ́ше.

Гдⷭ҇и ѿве́рзи моѝ недосто́йнѣи ᲂу҆стнѣ̀, и҆ да́ждь мѝ сло́во ра́зꙋма, воспѣ́ти досто́йнѡ па́мѧть бл҃же́ннагѡ серафі́ма, ны́нѣ со а҆́гг҃лы молѧ́щагѡсѧ тебѣ̀, и҆зба́вити на́съ ѿ всѧ́кагѡ лю́тагѡ ѡ҆бстоѧ́нїѧ.

Къ бцⷣѣ вели́кїй мл҃твенникъ бы́лъ є҆сѝ, прпⷣбне, ю҆́же ви́дѣти со а҆пⷭ҇лы сподо́билсѧ є҆сѝ: и҆ ны́нѣ не преста́й мл҃твами твои́ми посѣща́ти ча̑дъ твои́хъ.

Ѿ ю҆́ности твоеѧ̀, прпⷣбне, преда́лсѧ є҆сѝ ᲂу҆мо́мъ бг҃ови, и҆ стра̑сти тѣлє́сныѧ крѣ́пкимъ воздержа́нїемъ ᲂу҆кроти́въ, всѧ́кими добродѣ́тельми ᲂу҆краси́лсѧ є҆сѝ, премꙋ́дре.

Бг҃оро́диченъ: Всебл҃га́ѧ влⷣчце, ꙗ҆́же пребл҃га́го бг҃а пло́тїю ро́ждши, ѡ҆ѕло́бленное страстьмѝ моѐ се́рдце ѡ҆чи́сти, да вѣ́рою и҆ любо́вїю велича́ю тѧ̀.

Пѣ́снь г҃.

І҆рмо́съ: Нѣ́сть свѧ́тъ, ꙗ҆́коже ты̀, гдⷭ҇и бж҃е мо́й, вознесы́й ро́гъ вѣ́рныхъ твои́хъ, бл҃же, и҆ ᲂу҆тверди́вый на́съ на ка́мени и҆сповѣ́данїѧ твоегѡ̀.

Мл҃твами твои́ми, прпⷣбне, предстоѧ̀ бг҃ꙋ со а҆́гг҃лы, за ве́сь мі́ръ моли́сѧ, бра̑ни вра̑жїѧ потреби́ти и҆ побѣ́дꙋ на сꙋпоста́ты дарова́ти.

Ѿ ю҆́ности вѣ́рою и҆ любо́вїю прилѣпи́лсѧ є҆сѝ влⷣцѣ вы́шнихъ си́лъ, прпⷣбне серафі́ме: и҆ возсїѧ́въ въ пꙋсты́ни саро́встѣй, ꙗ҆́кѡ со́лнце, въ ско́рбехъ приходѧ́щымъ къ тебѣ̀ ᲂу҆тѣ́шитель бы́лъ є҆сѝ: молѝ сп҃сти́сѧ на́мъ.

Ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, прпⷣбне, молѧ́щымсѧ тебѣ̀ сто́лпъ непоколеби́мь и҆ прибѣ́жище всѣ̑мъ притека́ющымъ во ѻ҆би́тель саро́вскꙋю и҆ прїе́млющымъ и҆сцѣле́нїѧ бл҃года́ть неѡскꙋ́днꙋю.

Бг҃оро́диченъ: Оу҆слы́ша є҆́ѵа прама́терь: въ печа́лехъ роди́ши ча̑да. ты́ же, чⷭ҇таѧ дв҃о, ᲂу҆слы́шавши: гдⷭ҇ь съ тобо́ю, ра́дꙋйсѧ: ра́дованнымъ гла́сомъ печа́ль прама́тере потреби́ла є҆сѝ.

Сѣда́ленъ, гла́съ д҃:

Жите́йское мо́ре страсте́й воздержа́нїемъ препобѣди́въ и҆ въ приста́нище безстра́стїѧ прите́къ, сосꙋ́дъ воздержа́нїѧ ꙗ҆ви́лсѧ є҆сѝ, прпⷣбне серафі́ме: молѝ хрⷭ҇та̀ бг҃а дарова́ти на́мъ ве́лїю млⷭ҇ть.

Сла́ва, и҆ ны́нѣ: Є҆гда̀ предста́нꙋ пред̾ лице́мъ созда́телѧ моегѡ̀ въ де́нь пра́веднагѡ сꙋда̀ є҆гѡ̀, тогда̀, влⷣчце, предста́ни мѝ и҆ мꙋ́ки и҆зба́ви мѧ̀ вѣ́чныѧ, да не сни́дꙋ во а҆́дъ, но да сп҃сꙋ́сѧ твои́мъ, прест҃а́ѧ бцⷣе, застꙋпле́нїемъ.

Пѣ́снь д҃.

І҆рмо́съ: Хрⷭ҇то́съ моѧ̀ си́ла, бг҃ъ и҆ гдⷭ҇ь, чⷭ҇тна́ѧ цр҃ковь бг҃олѣ́пнѡ пое́тъ взыва́ющи, ѿ смы́сла чⷭ҇та ѡ҆ гдⷭ҇ѣ пра́зднꙋющи.

Дне́сь свѣ́тлѡ пра́зднꙋетъ саро́вскаѧ ѻ҆би́тель па́мѧть твою̀, прпⷣбне, и҆ мо́литъ тѧ̀: и҆спросѝ ᲂу҆ гдⷭ҇а вселе́ннѣй ми́ръ и҆ дꙋша́мъ на́шымъ ве́лїю млⷭ҇ть.

Вели́кими пѡ́двиги твои́ми, прпⷣбне, ꙗ҆́кѡ фі́нїѯъ процвѣ́лъ є҆сѝ, словесы̀ бл҃гопло́дными и҆ непоро́чнымъ житїе́мъ сердца̀ притека́ющихъ къ тебѣ̀ ᲂу҆слажда́ѧ: и҆ ны́нѣ ᲂу҆̀бо моли́сѧ, да ѡ҆брѧ́щемъ млⷭ҇ть ᲂу҆ хрⷭ҇та̀ сп҃са на́шегѡ.

Твои́ми мл҃твами ѡ҆ на́съ ᲂу҆молѝ бг҃а, прпⷣбне серафі́ме, и҆ грѣхо́вный мра́къ печа́ли на́шеѧ разорѝ: безстра́стїемъ, вѣ́рою и҆ любо́вїю ᲂу҆красѝ всѣ́хъ, пресла́внꙋю па́мѧть твою̀ чтꙋ́щихъ.

Бг҃оро́диченъ: Ра́дꙋйсѧ, влⷣчце дв҃о, цр҃квамъ красото̀, бл҃гочести̑вымъ лю́демъ держа́во и҆ похвало̀: непреста́ннѡ моли́сѧ хрⷭ҇тꙋ̀ бг҃ꙋ, да сохрани́тъ на́съ ѿ бѣ́дъ мл҃твами твои́ми.

Пѣ́снь є҃.

І҆рмо́съ: Бж҃їимъ свѣ́томъ твои́мъ, бл҃же, ᲂу҆́тренюющихъ тѝ дꙋ́шы любо́вїю ѡ҆зарѝ, молю́сѧ, тѧ̀ вѣ́дѣти, сло́ве бж҃їй, и҆́стиннаго бг҃а, ѿ мра́ка грѣхо́внагѡ взыва́юща.

Всѣ̑мъ приходѧ́щымъ къ тебѣ̀ бы́лъ є҆сѝ ᲂу҆чи́тель и҆́стинный, и҆ къ бцⷣѣ вели́кїй мл҃твенникъ: и҆ ны́нѣ, прпⷣбне, не преста́й молѧ́сѧ ѡ҆ ча́дѣхъ твои́хъ, ꙗ҆́кѡ и҆́маши дерзнове́нїе ве́лїе.

Да вни́дꙋтъ ны́нѣ хрⷭ҇тоимени́тїи лю́дїе во хра́мъ ѻ҆би́тели саро́вскїѧ, къ чⷭ҇тны́мъ моще́мъ твои̑мъ, прпⷣбне серафі́ме, припа́дающе, и҆ да про́сѧтъ ѿ тебє̀ и҆сцѣле́нїѧ, здра́вїѧ и҆ сп҃се́нїѧ, хрⷭ҇та̀ велича́юще.

Въ нощѝ молѧ́щꙋ ти сѧ бг҃ꙋ, прпⷣбне, вра́гъ неви́димый хотѧ́ше ᲂу҆страши́ти тѧ̀, но мл҃твою твое́ю посра́мленъ, и҆счезѐ вселꙋка́вый.

Бг҃оро́диченъ: Бг҃а, є҆го́же родила̀ є҆сѝ, пречⷭ҇таѧ мр҃і́е, молѝ, рабѡ́мъ твои̑мъ пода́ти прегрѣше́нїй ѡ҆ставле́нїе.

Пѣ́снь ѕ҃.

І҆рмо́съ: Жите́йское мо́ре воздвиза́емое зрѧ̀ напа́стей бꙋ́рею, къ ти́хомꙋ приста́нищꙋ твоемꙋ̀ прите́къ, вопїю́ ти: возведѝ ѿ тлѝ живо́тъ мо́й, многоми́лостиве.

Ст҃а́ѧ дꙋша̀ твоѧ̀ ѻ҆би́тель бы́сть бг҃ꙋ, въ не́йже ѻ҆ц҃ъ, сн҃ъ и҆ ст҃ы́й дх҃ъ всели́сѧ: тѣ́мже мо́лимъ тѧ̀, прпⷣбне, наваждє́нїѧ вра̑жїѧ ѿ чтꙋ́щихъ тѧ̀ ѿженѝ, и҆ вѣ̑рнымъ лю́демъ ми́ръ и҆ здра́вїе да́рꙋй.

Вели̑кїѧ твоѧ̑ пꙋсты́нныѧ по́двиги и҆ трꙋды̀ и҆ сла́дость ᲂу҆че́нїѧ твоегѡ̀ почита́емъ, прпⷣбне серафі́ме, и҆́миже мнѡ́гїѧ приходѧ́щыѧ къ тебѣ̀ просвѣти́лъ є҆сѝ и҆ наꙋчи́лъ є҆сѝ воспѣва́ти є҆диносꙋ́щнꙋю трⷪ҇цꙋ.

Житїе́мъ чⷭ҇тымъ послѣ́довавъ влⷣцѣ хрⷭ҇тꙋ̀, тече́нїе до́брое сконча́лъ є҆сѝ, прпⷣбне: къ вѣ̑чнымъ же ѻ҆би́телемъ возше́дъ, бл҃же́нне, зри́ши та́мѡ, ꙗ҆̀же а҆́гг҃ли ви́дѧтъ: тѣ́мже, чтꙋ́ще па́мѧть твою̀, хрⷭ҇та̀ велича́емъ.

Ны́нѣ къ тебѣ̀ прибѣга́ю, пречⷭ҇таѧ, сп҃си́ мѧ мл҃твами твои́ми и҆ соблюдѝ: є҆ли̑ка бо хо́щеши, мо́жеши, ꙗ҆́кѡ мт҃и всемогꙋ́щагѡ.

Конда́къ, гла́съ в҃:

Мі́ра красотꙋ̀ и҆ ꙗ҆̀же въ не́мъ тлѣ̑ннаѧ ѡ҆ста́вивъ, прпⷣбне, въ саро́вскꙋю ѻ҆би́тель всели́лсѧ є҆сѝ: и҆ та́мѡ а҆́гг҃льски пожи́въ, мнѡ́гимъ пꙋ́ть бы́лъ є҆сѝ ко сп҃се́нїю: сегѡ̀ ра́ди и҆ хрⷭ҇то́съ тебѐ, ѻ҆́тче серафі́ме, просла́ви, и҆ да́ромъ и҆сцѣле́нїй и҆ чꙋде́съ ѡ҆богатѝ. тѣ́мже вопїе́мъ тѝ: ра́дꙋйсѧ, серафі́ме, прпⷣбне ѻ҆́тче на́шъ.

І҆́косъ:

Ѡ҆ста́вивъ ро́дъ и҆ дрꙋ́ги, бога́тство ꙗ҆́кѡ пра́хъ вмѣни́въ, въ пꙋсты́ни саро́встѣй водвори́лсѧ є҆сѝ: и҆ на стра̑сти ꙗ҆́кѡ безпло́тенъ подвиза́всѧ, а҆́гг҃лѡвъ ликостоѧ́нїѧ сподо́билсѧ є҆сѝ. тѣ́мже дх҃ѡ́внаѧ разꙋмѣ̑нїѧ прїи́мъ, пода́ждь и҆ на́мъ, прпⷣбне, разꙋ́мнѡ пѣ́сньми воспѣ́ти тѧ̀, си́це гл҃го́лющымъ: ра́дꙋйсѧ, серафі́ме бл҃же́нне, нбⷭ҇ный чл҃вѣ́че и҆ земны́й а҆́гг҃ле: ра́дꙋйсѧ, въ любвѝ хрⷭ҇тꙋ̀ подража́телю. ра́дꙋйсѧ, ст҃а́гѡ дх҃а ѻ҆би́тель: ра́дꙋйсѧ, ᲂу҆ныва́ющымъ ве́лїе ра́дованїе. ра́дꙋйсѧ, и҆сто́чниче и҆сцѣле́нїй: ра́дꙋйсѧ, скорбѧ́щымъ дꙋша́мъ сла́дкое ᲂу҆тѣше́нїе. ра́дꙋйсѧ, и҆́нокѡмъ ти́хое приста́нище и҆ ᲂу҆чи́телю премꙋ́дрый: ра́дꙋйсѧ, похвало̀ землѝ рѡссі́йскїѧ: ра́дꙋйсѧ, серафі́ме, прпⷣбне ѻ҆́тче на́шъ.

Пѣ́снь з҃.

І҆рмо́съ: Росода́тельнꙋ ᲂу҆́бѡ пе́щь содѣ́ла а҆́гг҃лъ прпⷣбнымъ ѻ҆трокѡ́мъ, халдє́и же ѡ҆палѧ́ющее велѣ́нїе бж҃їе мꙋчи́телѧ ᲂу҆вѣща̀ вопи́ти: бл҃гослове́нъ є҆сѝ, бж҃е ѻ҆тє́цъ на́шихъ.

Чꙋ́дно житїѐ твоѐ ꙗ҆ви́сѧ, прпⷣбне, бл҃года́тїю бжⷭ҇твеннагѡ дх҃а и҆спо́лнено: бл҃же́ннꙋ вои́стиннꙋ кончи́нꙋ прпⷣбныхъ прїѧ́лъ є҆сѝ, ѡ҆ хрⷭ҇тѣ̀ ра́дꙋѧсѧ: мы́ же къ просла́вльшемꙋ тѧ̀ взыва́емъ: ѻ҆тє́цъ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Мно́жество люде́й во ст҃ꙋ́ю ѻ҆би́тель соше́дшесѧ дне́сь, прпⷣбне серафі́ме, чⷭ҇тны́мъ моще́мъ твои̑мъ покланѧ́етсѧ, ѿ ни́хже и҆сцѣлє́нїѧ всѝ почерпа́емъ, непреста́ннѡ зовꙋ́ще: ѻ҆тє́цъ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Во всю̀ зе́млю и҆зы́де вѣща́нїе сїѐ, ꙗ҆́кѡ въ саро́вѣ чꙋдотво́рецъ пресла́венъ ꙗ҆ви́сѧ, и҆сцѣле́нїй мно́жество и҆сточа́ѧ всѣ̑мъ съ вѣ́рою приходѧ́щымъ и҆ вопїю́щымъ: ѻ҆тє́цъ на́шихъ бж҃е, бл҃гослове́нъ є҆сѝ.

Бг҃оро́диченъ: Бцⷣе дв҃о, ро́ждшаѧ сло́во па́че сло́ва, зижди́телѧ твоего̀, того̀ молѝ съ прпⷣбнымъ серафі́момъ, поми́ловати дꙋ́шы на́шѧ.

Пѣ́снь и҃.

І҆рмо́съ: И҆з̾ пла́мене прпⷣбнымъ ро́сꙋ и҆сточи́лъ є҆сѝ и҆ првⷣнагѡ же́ртвꙋ водо́ю попали́лъ є҆сѝ: всѧ̑ бо твори́ши, хрⷭ҇тѐ, то́кмѡ є҆́же хотѣ́ти, тѧ̀ превозно́симъ во всѧ̑ вѣ́ки.

Плотскі̑ѧ стра̑сти ᲂу҆кроти́въ и҆ мі́рови ᲂу҆мертви́всѧ, гл҃го́лы жи́зни вѣ́чныѧ се́рдцемъ твои́мъ, бл҃же́нне прїѧ́лъ є҆сѝ, наꙋча́ѧ всѣ́хъ къ тебѣ̀ притека́вшихъ взыва́ти: гдⷭ҇а по́йте, дѣла̀, и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Въ прославле́нїи чⷭ҇тны́хъ моще́й твои́хъ, прпⷣбне, ѻ҆би́тель саро́вскаѧ ра́дости и҆спо́лнисѧ: лю́дїе же всѝ ди́вномꙋ во ст҃ы́хъ свои́хъ бг҃ꙋ взыва́хꙋ: гдⷭ҇а по́йте, дѣла̀, и҆ превозноси́те є҆го̀ во вѣ́ки.

Бл҃года́тїю бжⷭ҇твеннагѡ дх҃а и҆спо́лненъ сы́й, прпⷣбне серафі́ме, вѣ̑рнымъ лю́демъ, творѧ́щымъ ст҃ꙋ́ю па́мѧть твою̀, мл҃твами твои́ми и҆спросѝ грѣхѡ́въ проще́нїе, вопїю́щымъ: дѣ́ти бл҃гослови́те, сщ҃е́нницы воспо́йте, лю́дїе превозноси́те гдⷭ҇а во вѣ́ки.

Бг҃оро́диченъ: Сп҃се́нїѧ хода́таица на́мъ ꙗ҆ви́ласѧ є҆сѝ, бцⷣе, ро́ждшаѧ сп҃са и҆ влⷣкꙋ всѣ́хъ: тѣ́мже мо́лимъ тѧ̀, сп҃се́нїѧ сподо́би всѣ́хъ пѣсносло́вѧщихъ тѧ̀ вѣ́рнѡ во всѧ̑ вѣ́ки.

Пѣ́снь ѳ҃.

І҆рмо́съ: Бг҃а чл҃вѣ́кѡмъ невозмо́жно ви́дѣти, на него́же не смѣ́ютъ чи́ни а҆́гг҃льстїи взира́ти: тобо́ю же, всечⷭ҇таѧ, ꙗ҆ви́сѧ чл҃вѣ́кѡмъ сло́во воплоще́но: є҆го́же велича́юще, съ нбⷭ҇ными вѡ́и тѧ̀ ᲂу҆бл҃жа́емъ.

Недосто́йными ᲂу҆сты̀ воспѣва́емое тебѣ̀ ма́лое хвале́нїе на́ше, прпⷣбне, не пре́зри, но прїимѝ: и҆ всѣ́хъ прославлѧ́ющихъ тѧ̀ ѡ҆свѧтѝ, бѣ́дъ и҆ напа́стей и҆ вѣ́чнагѡ мꙋче́нїѧ и҆зба́ви, да тѧ̀ при́снѡ воспѣва́емъ.

Мра́зъ нощны́й и҆ ва́ръ дневны́й во ᲂу҆едине́нїи пꙋсты́ннѣмъ до́блественнѣ претерпѣ́въ, до́мъ премꙋ́дрости бж҃їѧ бы́лъ є҆сѝ и҆ къ сїѧ́нїю невече́рнемꙋ восте́клъ є҆сѝ: молѝ сп҃сти́сѧ на́мъ.

Сла́витсѧ дне́сь ѻ҆би́тель, въ не́йже ꙗ҆ре́мъ хрⷭ҇то́въ прїѧ́ти и҆зво́лилъ є҆сѝ: та́мѡ бо въ пꙋсты́ни дни̑ твоѧ̑ пребы́лъ є҆сѝ, и҆ твои́ми ᲂу҆че́ньми мнѡ́ги приходѧ́щыѧ къ тебѣ̀ вразꙋми́въ, наꙋчи́лъ є҆сѝ бы́ти ча̑да цр҃кве хрⷭ҇то́вы.

Ты̀ є҆сѝ крѣ́пость на́ша, ты̀ є҆сѝ похвала̀ и҆ ра́дованїе, храни́тельница на́ша, застꙋпле́нїе, прибѣ́жище и҆ предста́тельница непобѣди́маѧ: пречⷭ҇таѧ бцⷣе, сп҃сѝ рабы̑ твоѧ̑.

Свѣти́ленъ.

Прїиди́те, всѝ вѣ́рнїи, сщ҃е́нными пѣ́сньми восхва́лимъ ди́внаго въ чꙋдесѣ́хъ прпⷣбнаго серафі́ма, но́ваго свѣти́льника рѡссі́йскїѧ землѝ, а҆́гг҃лѡмъ собесѣ́дника и҆ те́плаго мл҃твенника къ бг҃ꙋ ѡ҆ чтꙋ́щихъ ст҃ꙋ́ю па́мѧть є҆гѡ̀.

Сла́ва, и҆ ны́нѣ: По бз҃ѣ ᲂу҆пова́нїе и҆мꙋ́ще на тѧ̀, пречⷭ҇таѧ бцⷣе, мо́лимъ ти сѧ: ро́ждшагосѧ и҆з̾ тебє̀ ᲂу҆молѝ дарова́ти ми́ръ вселе́ннѣй и҆ ве́лїю млⷭ҇ть.

Пре­по­доб­ный Се­ра­фим Са­ров­ский, ве­ли­кий по­движ­ник Рус­ской Церк­ви, ро­дил­ся 19 июля 1754 го­да. Ро­ди­те­ли пре­по­доб­но­го, Ис­и­дор и Ага­фия Мош­ни­ны, бы­ли жи­те­ля­ми Кур­ска. Ис­и­дор был куп­цом и брал под­ря­ды на стро­и­тель­ство зда­ний, а в кон­це жиз­ни на­чал по­строй­ку со­бо­ра в Кур­ске, но скон­чал­ся до за­вер­ше­ния ра­бот. Млад­ший сын Про­хор остал­ся на по­пе­че­нии ма­те­ри, вос­пи­тав­шей в сыне глу­бо­кую ве­ру.

По­сле смер­ти му­жа Ага­фия Мош­ни­на, про­дол­жав­шая по­строй­ку со­бо­ра, взя­ла од­на­жды ту­да с со­бой Про­хо­ра, ко­то­рый, осту­пив­шись, упал с ко­ло­коль­ни вниз. Гос­подь со­хра­нил жизнь бу­ду­ще­го све­тиль­ни­ка Церк­ви: ис­пу­ган­ная мать, спу­стив­шись вниз, на­шла сы­на невре­ди­мым.

Юный Про­хор, об­ла­дая пре­крас­ной па­мя­тью, вско­ре вы­учил­ся гра­мо­те. Он с дет­ства лю­бил по­се­щать цер­ков­ные служ­бы и чи­тать сво­им сверст­ни­кам Свя­щен­ное Пи­са­ние и жи­тия свя­тых, но боль­ше все­го лю­бил мо­лить­ся или чи­тать Свя­тое Еван­ге­лие в уеди­не­нии.

Как-то Про­хор тя­же­ло за­бо­лел, жизнь его бы­ла в опас­но­сти. Во сне маль­чик уви­дел Бо­жию Ма­терь, обе­щав­шую по­се­тить и ис­це­лить его. Вско­ре через двор усадь­бы Мош­ни­ных про­шел крест­ный ход с ико­ной Зна­ме­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы; мать вы­нес­ла Про­хо­ра на ру­ках, и он при­ло­жил­ся к свя­той иконе, по­сле че­го стал быст­ро по­прав­лять­ся.

Еще в юно­сти у Про­хо­ра со­зре­ло ре­ше­ние все­це­ло по­свя­тить жизнь Бо­гу и уй­ти в мо­на­стырь. Бла­го­че­сти­вая мать не пре­пят­ство­ва­ла это­му и бла­го­сло­ви­ла его на ино­че­ский путь рас­пя­ти­ем, ко­то­рое пре­по­доб­ный всю жизнь но­сил на гру­ди. Про­хор с па­лом­ни­ка­ми от­пра­вил­ся пеш­ком из Кур­ска в Ки­ев на по­кло­не­ние Пе­чер­ским угод­ни­кам.

Схи­мо­нах ста­рец До­си­фей, ко­то­ро­го по­се­тил Про­хор, бла­го­сло­вил его ид­ти в Са­ров­скую пу­стынь и спа­сать­ся там. Вер­нув­шись нена­дол­го в ро­ди­тель­ский дом, Про­хор на­все­гда про­стил­ся с ма­те­рью и род­ны­ми. 20 но­яб­ря 1778 го­да он при­шел в Са­ров, где на­сто­я­те­лем то­гда был муд­рый ста­рец, отец Па­хо­мий. Он лас­ко­во при­нял юно­шу и на­зна­чил ему в ду­хов­ни­ки стар­ца Иоси­фа. Под его ру­ко­вод­ством Про­хор про­хо­дил мно­гие по­слу­ша­ния в мо­на­сты­ре: был ке­лей­ни­ком стар­ца, тру­дил­ся в хлебне, просфорне и сто­лярне, нес обя­зан­но­сти по­но­ма­ря, и всё ис­пол­нял с рев­но­стью и усер­ди­ем, слу­жа как бы Са­мо­му Гос­по­ду. По­сто­ян­ной ра­бо­той он ограж­дал се­бя от ску­ки – это­го, как поз­же он го­во­рил, "опас­ней­ше­го ис­ку­ше­ния для но­во­на­чаль­ных ино­ков, ко­то­рое вра­чу­ет­ся мо­лит­вой, воз­дер­жа­ни­ем от празд­но­сло­вия, по­силь­ным ру­ко­де­ли­ем, чте­ни­ем Сло­ва Бо­жия и тер­пе­ни­ем, по­то­му что рож­да­ет­ся оно от ма­ло­ду­шия, бес­печ­но­сти и празд­но­сло­вия".

Уже в эти го­ды Про­хор по при­ме­ру дру­гих мо­на­хов, уда­ляв­ших­ся в лес для мо­лит­вы, ис­про­сил бла­го­сло­ве­ние стар­ца в сво­бод­ное вре­мя то­же ухо­дить в лес, где в пол­ном оди­но­че­стве тво­рил Иису­со­ву мо­лит­ву. Через два го­да по­слуш­ник Про­хор за­бо­лел во­дян­кой, те­ло его рас­пух­ло, он ис­пы­ты­вал тяж­кие стра­да­ния. На­став­ник, отец Иосиф, и дру­гие стар­цы, лю­бив­шие Про­хо­ра, уха­жи­ва­ли за ним. Бо­лезнь дли­лась око­ло трех лет, и ни ра­зу ни­кто не услы­шал от него сло­ва ро­по­та. Стар­цы, опа­са­ясь за жизнь боль­но­го, хо­те­ли вы­звать к нему вра­ча, од­на­ко Про­хор про­сил это­го не де­лать, ска­зав от­цу Па­хо­мию: "Я пре­дал се­бя, от­че свя­тый, Ис­тин­но­му Вра­чу душ и те­лес – Гос­по­ду на­ше­му Иису­су Хри­сту и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри...", и же­лал, чтобы его при­ча­сти­ли Свя­тых Тайн. То­гда же Про­хо­ру бы­ло ви­де­ние: в неска­зан­ном све­те яви­лась Ма­терь Бо­жия в со­про­вож­де­нии свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Иоан­на Бо­го­сло­ва. Ука­зав ру­кой на боль­но­го, Пре­свя­тая Де­ва ска­за­ла Иоан­ну: "Сей – от ро­да на­ше­го". За­тем она кос­ну­лась жез­лом бо­ка боль­но­го, и тот­час жид­кость, на­пол­няв­шая те­ло, ста­ла вы­те­кать через об­ра­зо­вав­ше­е­ся от­вер­стие, и он быст­ро по­пра­вил­ся. Вско­ре на ме­сте яв­ле­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри бы­ла по­стро­е­на боль­нич­ная цер­ковь, один из при­де­лов ко­то­рой был освя­щен во имя пре­по­доб­ных Зо­си­мы и Сав­ва­тия Со­ло­вец­ких. Пре­стол для при­де­ла пре­по­доб­ный Се­ра­фим со­ору­дил сво­и­ми ру­ка­ми из ки­па­ри­со­во­го де­ре­ва и все­гда при­об­щал­ся Свя­тых Тайн в этой церк­ви.

Про­быв во­семь лет по­слуш­ни­ком в Са­ров­ской оби­те­ли, Про­хор при­нял ино­че­ский по­стриг с име­нем Се­ра­фим, столь хо­ро­шо вы­ра­жав­шим его пла­мен­ную лю­бовь ко Гос­по­ду и стрем­ле­ние рев­ност­но Ему слу­жить. Через год Се­ра­фим был по­свя­щен в сан иеро­ди­а­ко­на. Го­ря ду­хом, он еже­днев­но слу­жил в хра­ме, непре­стан­но со­вер­шая мо­лит­вы и по­сле служ­бы. Гос­подь спо­до­бил пре­по­доб­но­го бла­го­дат­ных ви­де­ний во вре­мя цер­ков­ных служб: неод­но­крат­но он ви­дел свя­тых Ан­ге­лов, со­слу­жа­щих бра­тии. Осо­бен­но­го бла­го­дат­но­го ви­де­ния пре­по­доб­ный спо­до­бил­ся во вре­мя Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии в Ве­ли­кий Чет­верг, ко­то­рую со­вер­ша­ли на­сто­я­тель отец Па­хо­мий и ста­рец Иосиф. Ко­гда по­сле тро­па­рей пре­по­доб­ный про­из­нес "Гос­по­ди, спа­си бла­го­че­сти­выя" и, стоя в цар­ских вра­тах, на­вел орарь на мо­ля­щих­ся с воз­гла­сом "и во ве­ки ве­ков", вне­зап­но его осе­нил свет­лый луч. Под­няв гла­за, пре­по­доб­ный Се­ра­фим уви­дел Гос­по­да Иису­са Хри­ста, иду­ще­го по воз­ду­ху от за­пад­ных две­рей хра­ма, в окру­же­нии Небес­ных Бес­плот­ных Сил. Дой­дя до ам­во­на. Гос­подь бла­го­сло­вил всех мо­ля­щих­ся и всту­пил в мест­ный об­раз спра­ва от цар­ских врат. Пре­по­доб­ный Се­ра­фим, в ду­хов­ном вос­тор­ге взи­рая на див­ное яв­ле­ние, не мог ни сло­ва про­го­во­рить, ни сой­ти с ме­ста. Его уве­ли под ру­ки в ал­тарь, где он про­сто­ял еще три ча­са, ме­ня­ясь в ли­це от оза­рив­шей его ве­ли­кой бла­го­да­ти. По­сле ви­де­ния пре­по­доб­ный уси­лил по­дви­ги: днем он тру­дил­ся в оби­те­ли, а но­чи про­во­дил в мо­лит­ве в лес­ной пу­стын­ной кел­лии. В 1793 го­ду, в воз­расте 39 лет, пре­по­доб­ный Се­ра­фим был ру­ко­по­ло­жен в сан иеро­мо­на­ха и про­дол­жал слу­же­ние в хра­ме. По­сле смер­ти на­сто­я­те­ля, от­ца Па­хо­мия, пре­по­доб­ный Се­ра­фим, имея его пред­смерт­ное бла­го­сло­ве­ние на но­вый по­двиг – пу­стын­но­жи­тель­ство, взял так­же бла­го­сло­ве­ние у но­во­го на­сто­я­те­ля – от­ца Ис­а­ии – и ушел в пу­стын­ную кел­лию в несколь­ких ки­ло­мет­рах от мо­на­сты­ря, в глу­хом ле­су. Здесь стал он пре­да­вать­ся уеди­нен­ным мо­лит­вам, при­хо­дя в оби­тель лишь в суб­бо­ту, пе­ред все­нощ­ной и, воз­вра­ща­ясь к се­бе в кел­лию по­сле ли­тур­гии, за ко­то­рой при­ча­щал­ся Свя­тых Тайн. Пре­по­доб­ный про­во­дил жизнь в су­ро­вых по­дви­гах. Свое ке­лей­ное мо­лит­вен­ное пра­ви­ло он со­вер­шал по уста­ву древ­них пу­стын­ных оби­те­лей; со Свя­тым Еван­ге­ли­ем ни­ко­гда не рас­ста­вал­ся, про­чи­ты­вая в те­че­ние неде­ли весь Но­вый За­вет, чи­тал так­же свя­то­оте­че­ские и бо­го­слу­жеб­ные кни­ги. Пре­по­доб­ный вы­учил на­изусть мно­го цер­ков­ных пес­но­пе­ний и вос­пе­вал их в ча­сы ра­бо­ты в ле­су. Око­ло кел­лии он раз­вел ого­род и устро­ил пчель­ник. Сам се­бе до­бы­вая про­пи­та­ние, пре­по­доб­ный дер­жал очень стро­гий пост, ел один раз в сут­ки, а в сре­ду и пят­ни­цу со­вер­шен­но воз­дер­жи­вал­ся от пи­щи. В первую неде­лю Свя­той Че­ты­ре­де­сят­ни­цы он не при­ни­мал пи­щи до суб­бо­ты, ко­гда при­ча­щал­ся Свя­тых Тайн.

Свя­той ста­рец в уеди­не­нии на­столь­ко ино­гда по­гру­жал­ся во внут­рен­нюю сер­деч­ную мо­лит­ву, что по­дол­гу оста­вал­ся непо­движ­ным, ни­че­го не слы­ша и не ви­дя во­круг. На­ве­щав­шие его из­ред­ка пу­стын­ни­ки – схи­мо­нах Марк Мол­чаль­ник и иеро­ди­а­кон Алек­сандр, за­став свя­то­го в та­кой мо­лит­ве, с бла­го­го­ве­ни­ем ти­хо уда­ля­лись, чтобы не на­ру­шать его со­зер­ца­ния.

В лет­нюю жа­ру пре­по­доб­ный со­би­рал на бо­ло­те мох для удоб­ре­ния ого­ро­да; ко­ма­ры нещад­но жа­ли­ли его, но он бла­го­душ­но тер­пел это стра­да­ние, го­во­ря: "Стра­сти ис­треб­ля­ют­ся стра­да­ни­ем и скор­бью, или про­из­воль­ны­ми, или по­сы­ла­е­мы­ми Про­мыс­лом". Око­ло трех лет пре­по­доб­ный пи­тал­ся толь­ко од­ной тра­вой сны­тью, ко­то­рая рос­ла во­круг его кел­лии. К нему всё ча­ще ста­ли при­хо­дить, кро­ме бра­тии, ми­ряне – за со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем. Это на­ру­ша­ло его уеди­не­ние. Ис­про­сив бла­го­сло­ве­ние на­сто­я­те­ля, пре­по­доб­ный пре­гра­дил к се­бе до­ступ жен­щи­нам, а за­тем и всем осталь­ным, по­лу­чив зна­ме­ние, что Гос­подь одоб­ря­ет его мысль о пол­ном без­мол­вии. По мо­лит­ве пре­по­доб­но­го до­ро­гу в его пу­стын­ную кел­лию пре­гра­ди­ли огром­ные су­чья ве­ко­вых со­сен. Те­перь толь­ко пти­цы, сле­тав­ши­е­ся во мно­же­стве к пре­по­доб­но­му, и ди­кие зве­ри по­се­ща­ли его. Пре­по­доб­ный из рук кор­мил мед­ве­дя хле­бом, ко­гда из мо­на­сты­ря при­но­си­ли ему хлеб.

Ви­дя по­дви­ги пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма, враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го во­ору­жил­ся про­тив него и, же­лая при­ну­дить свя­то­го оста­вить без­мол­вие, ре­шил устра­шать его, но пре­по­доб­ный ограж­дал се­бя мо­лит­вой и си­лой Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста. Диа­вол на­вел на свя­то­го "мыс­лен­ную брань" – упор­ное про­дол­жи­тель­ное ис­ку­ше­ние. Для от­ра­же­ния на­тис­ка вра­га пре­по­доб­ный Се­ра­фим усу­гу­бил тру­ды, взяв на се­бя по­двиг столп­ни­че­ства. Каж­дую ночь он под­ни­мал­ся на огром­ный ка­мень в ле­су и мо­лил­ся с воз­де­ты­ми ру­ка­ми, взы­вая: "Бо­же, ми­ло­стив бу­ди мне, греш­но­му". Днем же он мо­лил­ся в кел­лии, так­же на камне, ко­то­рый при­нес из ле­са, схо­дя с него толь­ко для крат­ко­го от­ды­ха и под­креп­ле­ния те­ла скуд­ной пи­щей. Так мо­лил­ся пре­по­доб­ный 1000 дней и но­чей. Диа­вол, по­срам­лен­ный пре­по­доб­ным, за­ду­мал умерт­вить его и на­слал гра­би­те­лей. По­дой­дя к свя­то­му, ра­бо­тав­ше­му на ого­ро­де, раз­бой­ни­ки ста­ли тре­бо­вать от него день­ги. У пре­по­доб­но­го в это вре­мя был в ру­ках то­пор, он был физи­че­ски си­лен и мог бы обо­ро­нять­ся, но не за­хо­тел это­го де­лать, вспом­нив сло­ва Гос­по­да: "Взяв­шие меч ме­чом по­гиб­нут" (Мф.26:52). Свя­той, опу­стив то­пор на зем­лю, ска­зал: "Де­лай­те, что вам на­доб­но". Раз­бой­ни­ки ста­ли бить пре­по­доб­но­го, обу­хом про­ло­ми­ли го­ло­ву, сло­ма­ли несколь­ко ре­бер, по­том, свя­зав его, хо­те­ли бро­сить в ре­ку, но сна­ча­ла обыс­ка­ли кел­лию в по­ис­ках де­нег. Всё со­кру­шив в кел­лии и ни­че­го не най­дя в ней, кро­ме ико­ны и несколь­ких кар­то­фе­лин, они усты­ди­лись сво­е­го зло­де­я­ния и ушли. Пре­по­доб­ный, при­дя в со­зна­ние, до­полз до кел­лии и, же­сто­ко стра­дая, про­ле­жал всю ночь. На­ут­ро с ве­ли­ким тру­дом он добрел до оби­те­ли. Бра­тия ужас­ну­лись, уви­дев из­ра­нен­но­го по­движ­ни­ка. Во­семь су­ток про­ле­жал пре­по­доб­ный, стра­дая от ран; к нему бы­ли вы­зва­ны вра­чи, уди­вив­ши­е­ся то­му, что Се­ра­фим по­сле та­ких по­бо­ев остал­ся жив. Но пре­по­доб­ный не от вра­чей по­лу­чил ис­це­ле­ние: Ца­ри­ца Небес­ная яви­лась ему в тон­ком сне с апо­сто­ла­ми Пет­ром и Иоан­ном. Кос­нув­шись го­ло­вы пре­по­доб­но­го, Пре­свя­тая Де­ва да­ро­ва­ла ему ис­це­ле­ние. По­сле это­го слу­чая пре­по­доб­но­му Се­ра­фи­му при­шлось про­ве­сти око­ло пя­ти ме­ся­цев в оби­те­ли, а за­тем он опять ушел в пу­стын­ную кел­лию. Остав­шись на­все­гда сог­бен­ным, пре­по­доб­ный хо­дил, опи­ра­ясь на по­сох или то­по­рик, од­на­ко сво­их обид­чи­ков про­стил и про­сил не на­ка­зы­вать. По­сле смер­ти на­сто­я­те­ля от­ца Ис­а­ии, быв­ше­го с юно­сти пре­по­доб­но­го его дру­гом, он взял на се­бя по­двиг мол­чаль­ни­че­ства, со­вер­шен­но от­ре­ка­ясь от всех жи­тей­ских по­мыс­лов для чи­стей­ше­го пред­сто­я­ния Бо­гу в непре­стан­ной мо­лит­ве. Ес­ли свя­то­му в ле­су встре­чал­ся че­ло­век, он па­дал ниц и не вста­вал, по­ка про­хо­жий не уда­лял­ся. В та­ком без­мол­вии ста­рец про­вел око­ло трех лет, пе­ре­став да­же по­се­щать оби­тель в вос­крес­ные дни. Пло­дом мол­ча­ния яви­лось для пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма стя­жа­ние ми­ра ду­ши и ра­до­сти о Свя­том Ду­хе. Ве­ли­кий по­движ­ник так впо­след­ствии го­во­рил од­но­му из мо­на­хов мо­на­сты­ря: "...ра­дость моя, мо­лю те­бя, стя­жи дух ми­рен, и то­гда ты­ся­чи душ спа­сут­ся око­ло те­бя". Но­вый на­сто­я­тель, отец Ни­фонт, и стар­шая бра­тия оби­те­ли пред­ло­жи­ли от­цу Се­ра­фи­му или по-преж­не­му при­хо­дить в мо­на­стырь по вос­кре­се­ньям для уча­стия в бо­го­слу­же­нии и При­ча­ще­ния в оби­те­ли Свя­тых Та­ин, или вер­нуть­ся в оби­тель. Пре­по­доб­ный из­брал по­след­нее, так как ему ста­ло труд­но хо­дить из пу­сты­ни в мо­на­стырь. Вес­ной 1810 го­да он воз­вра­тил­ся в оби­тель по­сле 15 лет пре­бы­ва­ния в пу­сты­ни. Не пре­ры­вая мол­ча­ния, он к это­му по­дви­гу при­ба­вил еще и за­твор и, ни­ку­да не вы­хо­дя и ни­ко­го у се­бя не при­ни­мая, непре­стан­но на­хо­дил­ся в мо­лит­ве и бо­го­мыс­лии. В за­тво­ре пре­по­доб­ный Се­ра­фим при­об­рел вы­со­кую ду­шев­ную чи­сто­ту и спо­до­бил­ся от Бо­га осо­бых бла­го­дат­ных да­ров – про­зор­ли­во­сти и чу­до­тво­ре­ния. То­гда Гос­подь по­ста­вил Сво­е­го из­бран­ни­ка на слу­же­ние лю­дям в са­мом выс­шем мо­на­ше­ском по­дви­ге – стар­че­стве. 25 но­яб­ря 1825 го­да Ма­терь Бо­жия вме­сте с празд­ну­е­мы­ми в этот день дву­мя свя­ти­те­ля­ми яви­лась в сон­ном ви­де­нии стар­цу и по­ве­ле­ла ему вый­ти из за­тво­ра и при­ни­мать у се­бя немощ­ные ду­ши че­ло­ве­че­ские, тре­бу­ю­щие на­став­ле­ния, уте­ше­ния, ру­ко­вод­ства и ис­це­ле­ния. Бла­го­сло­вив­шись у на­сто­я­те­ля на из­ме­не­ние об­ра­за жиз­ни, пре­по­доб­ный от­крыл две­ри сво­ей кел­лии для всех. Ста­рец ви­дел серд­ца лю­дей, и он, как ду­хов­ный врач, ис­це­лял ду­шев­ные и те­лес­ные бо­лез­ни мо­лит­вой к Бо­гу и бла­го­дат­ным сло­вом. При­хо­див­шие к пре­по­доб­но­му Се­ра­фи­му чув­ство­ва­ли его ве­ли­кую лю­бовь и с уми­ле­ни­ем слу­ша­ли лас­ко­вые сло­ва, с ко­то­ры­ми он об­ра­щал­ся к лю­дям: "ра­дость моя, со­кро­ви­ще мое". Ста­рец стал по­се­щать свою пу­стын­ную кел­лию и род­ник, на­зы­ва­е­мый Бо­го­слов­ским, око­ло ко­то­ро­го ему вы­стро­и­ли ма­лень­кую кел­лей­ку. Вы­хо­дя из кел­лии, ста­рец все­гда нес за пле­ча­ми ко­том­ку с кам­ня­ми. На во­прос, за­чем он это де­ла­ет, свя­той сми­рен­но от­ве­чал: "Том­лю то­мя­ще­го ме­ня". В по­след­ний пе­ри­од зем­ной жиз­ни пре­по­доб­ный Се­ра­фим осо­бен­но за­бо­тил­ся о сво­ем лю­би­мом де­ти­ще – Ди­ве­ев­ской жен­ской оби­те­ли. Еще в сане иеро­ди­а­ко­на он со­про­вож­дал по­кой­но­го на­сто­я­те­ля от­ца Па­хо­мия в Ди­ве­ев­скую об­щи­ну к на­сто­я­тель­ни­це мо­на­хине Алек­сан­дре, ве­ли­кой по­движ­ни­це, и то­гда отец Па­хо­мий бла­го­сло­вил пре­по­доб­но­го все­гда за­бо­тить­ся о "ди­ве­ев­ских си­ро­тах". Он был под­лин­ным от­цом для се­стер, об­ра­щав­ших­ся к нему во всех сво­их ду­хов­ных и жи­тей­ских за­труд­не­ни­ях. Уче­ни­ки и ду­хов­ные дру­зья по­мо­га­ли свя­то­му окорм­лять Ди­ве­ев­скую об­щи­ну – Ми­ха­ил Ва­си­лье­вич Ман­ту­ров, ис­це­лен­ный пре­по­доб­ным от тяж­кой бо­лез­ни и по со­ве­ту стар­ца при­няв­ший на се­бя по­двиг доб­ро­воль­ной ни­ще­ты; Еле­на Ва­си­льев­на Ман­ту­ро­ва, од­на из се­стер ди­ве­ев­ских, доб­ро­воль­но со­гла­сив­ша­я­ся уме­реть из по­слу­ша­ния стар­цу за сво­е­го бра­та, ко­то­рый был еще ну­жен в этой жиз­ни; Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич Мо­то­ви­лов, так­же ис­це­лен­ный пре­по­доб­ным. Н.А. Мо­то­ви­лов за­пи­сал за­ме­ча­тель­ное по­уче­ние пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма о це­ли хри­сти­ан­ской жиз­ни. В по­след­ние го­ды жиз­ни пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма один ис­це­лен­ный им ви­дел его сто­яв­шим на воз­ду­хе во ­вре­мя мо­лит­вы. Свя­той стро­го за­пре­тил рас­ска­зы­вать об этом ра­нее его смер­ти.

Все зна­ли и чти­ли пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма как ве­ли­ко­го по­движ­ни­ка и чу­до­твор­ца. За год и де­сять ме­ся­цев до сво­ей кон­чи­ны, в празд­ник Бла­го­ве­ще­ния, пре­по­доб­ный Се­ра­фим еще раз спо­до­бил­ся яв­ле­ния Ца­ри­цы Небес­ной в со­про­вож­де­нии Кре­сти­те­ля Гос­под­ня Иоан­на, апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва и две­на­дца­ти дев, свя­тых му­че­ниц и пре­по­доб­ных. Пре­свя­тая Де­ва дол­го бе­се­до­ва­ла с пре­по­доб­ным, по­ру­чая ему ди­ве­ев­ских се­стер. За­кон­чив бе­се­ду, Она ска­за­ла ему: "Ско­ро, лю­би­ми­че Мой, бу­дешь с на­ми". При этом яв­ле­нии, при див­ном по­се­ще­нии Бо­го­ма­те­ри, при­сут­ство­ва­ла од­на ди­ве­ев­ская ста­ри­ца по мо­лит­ве за нее пре­по­доб­но­го.

В по­след­ний год жиз­ни пре­по­доб­ный Се­ра­фим стал за­мет­но сла­беть и го­во­рил мно­гим о близ­кой кон­чине. В это вре­мя его ча­сто ви­де­ли у гро­ба, сто­яв­ше­го в се­нях его кел­лии и при­го­тов­лен­но­го им для се­бя. Пре­по­доб­ный сам ука­зал ме­сто, где сле­до­ва­ло по­хо­ро­нить его, – близ ал­та­ря Успен­ско­го со­бо­ра. 1 ян­ва­ря 1833 го­да пре­по­доб­ный Се­ра­фим в по­след­ний раз при­шел в боль­нич­ную Зо­си­мо-Сав­ва­ти­ев­скую цер­ковь к ли­тур­гии и при­ча­стил­ся Свя­тых Тайн, по­сле че­го бла­го­сло­вил бра­тию и про­стил­ся, ска­зав: "Спа­сай­тесь, не уны­вай­те, бодр­ствуй­те, днесь нам вен­цы го­то­вят­ся". 2 ян­ва­ря ке­лей­ник пре­по­доб­но­го, отец Па­вел, в ше­стом ча­су утра вы­шел из сво­ей кел­лии, на­прав­ля­ясь в цер­ковь, и по­чув­ство­вал за­пах га­ри, ис­хо­див­ший из кел­лии пре­по­доб­но­го; в кел­лии свя­то­го все­гда го­ре­ли све­чи, и он го­во­рил: "По­ка я жив, по­жа­ра не бу­дет, а ко­гда я умру, кон­чи­на моя от­кро­ет­ся по­жа­ром". Ко­гда две­ри от­кры­ли, ока­за­лось, что кни­ги и дру­гие ве­щи тле­ли, а сам пре­по­доб­ный сто­ял на ко­ле­нях пе­ред ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри в мо­лит­вен­ном по­ло­же­нии, но уже без­ды­хан­ный. Его чи­стая ду­ша во вре­мя мо­лит­вы бы­ла взя­та Ан­ге­ла­ми и взле­те­ла к Пре­сто­лу Бо­га Все­дер­жи­те­ля, вер­ным ра­бом и слу­жи­те­лем Ко­то­ро­го пре­по­доб­ный Се­ра­фим был всю жизнь.