Канон святителю Нифонту, епископу Новгородскому (иной)

Припев: Святи́телю, о́тче Ни́фонте, моли́ Бо́га о на́с.

Для корректного отображения содержимого страницы необходимо включить JavaScript или воспользоваться браузером с поддержкой JavaScript.

Память: 19 апреля (06 апреля ст. ст.); 24 мая (11 мая ст. ст.)

Глас 4.

Пе́снь 1.

Ирмо́с: Мо́ря чермну́ю пучи́ну невла́жными стопа́ми дре́вний пешеше́ствовав Изра́иль, крестообра́зныма Моисе́овыма рука́ма Амали́кову си́лу в пусты́ни победи́л е́сть.

Скве́рну прегреше́ний мои́х очи́сти Твое́ю ми́лостию, Христе́, мглу́ омраче́ния страсте́й отжени́ моли́твами святи́теля Твоего́ Ни́фонта.

Бога́тыя и светоно́сныя благода́ти испо́лнен, в честне́м ме́сте Пече́рския оби́тели и́ночествовал еси́ и та́мо, я́ко безпло́тен, к доброде́теле приведе́ у́м сво́й, о́тче чу́дне Ни́фонте.

Кре́постию наста́влен бы́в от Ду́ха Свята́го измла́да, в огра́де преподо́бных оте́ц Анто́ния и Феодо́сия пребы́л еси́ во вся́цем воздержа́нии и отто́ле на архиере́йский престо́л возведе́н бы́сть Вели́кому Нову́гра́ду, о́тче святи́телю Ни́фонте.

Богоро́дичен: От Тебе́, Обра́дованная Всечестна́я, на́м яви́ся Пра́ведное Со́лнце – Христо́с и све́том просвети́ седя́щия пе́рвее в тве́рдех.

Пе́снь 3.

Ирмо́с: Весели́тся о Тебе́ Це́рковь Твоя́, Христе́, зову́щи: Ты́ моя́ кре́пость, Го́споди, и прибе́жище, и утвержде́ние.

Умертви́в плотско́е мудрова́ние воздержа́нием зе́льным, и всено́щным стоя́нием, и моли́твами, о́тче свяще́нне Ни́фонте, Животворя́щему Ду́ху прибли́зился еси́.

Боже́ственнаго Ду́ха благода́тию, вше́дшаго в тя́, мно́ги огра́ды и хра́мы во и́мя святы́х воздви́гл еси́, и́ноческому чи́ну во спасе́ние, и с ни́ми, о́тче свяще́нне Ни́фонте, в ра́йских селе́ниих препочи́л еси́, веселя́ся.

На высоту́ доброде́телей вше́л еси́, Ни́фонте святи́телю, и, прия́в свяще́нное пома́зание, высото́ю своего́ жития́ на седа́лище высо́це послужи́л еси́ своему́ Влады́це Христу́, я́ко архиере́й вели́кий.

Це́рковь Христо́ва свети́льника тя́ стяжа́вши, святи́телю Ни́фонте, доброде́тельными твои́ми уче́нии, прему́дре, просвеща́ется, глаго́лющи: Ты́, Го́споди, ми́ кре́пость и утвержде́ние.

Богоро́дичен: Ты́ еси́ еди́на су́щим на земли́ челове́ком блага́я Хода́таица, Ма́ти Бо́жия па́че естества́, те́мже Тебе́, Госпоже́ Влады́чице, лю́дие Твои́, ра́дуяся, зове́м: поми́луй на́с.

Седа́лен, гла́с 4.

Све́тло житие́ твое́ все́м яви́ся, святи́телю Христо́в Ни́фонте, всепра́зднственная же па́мять твоя́, чудесы́ блиста́ющи, удивля́ет сто́льнаго гра́да Ки́ева наро́ды, иде́же честны́я твоя́ мо́щи положе́ны бы́ша, и и́нок мно́жества ревну́ющих по Бо́зе доброде́тельному твоему́ житию́, те́мже тя́ мо́лим: моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Сла́ва, и ны́не: Пое́м Тя́, Богоневе́сто, Ма́ти Христа́ Бо́га, сла́вяще рождество́ Твое́ непостижи́мое, и́мже изба́вихомся от ле́сти диа́воли и вся́кия беды́, Влады́чице Богоро́дице, и ве́рно вопие́м Тебе́, Госпоже́, раби́ Твои́: поми́луй ста́до Твое́, Еди́на Пренепоро́чная.

Пе́снь 4.

Ирмо́с: Любве́ ра́ди, Ще́дре, Твоего́ о́браза, на Кресте́ Твое́м ста́л еси́, и раста́яшася язы́цы, Ты́ бо еси́, Человеколю́бче, кре́пость моя́ и хвале́ние.

Всечестны́я твоя́ мо́щи, святи́телю Ни́фонте, до́м Пресвята́го Ду́ха бы́сть, во гро́бе бо лежа́ со отцы́ Ки́евския пеще́ры, ду́хи лука́выя от челове́к прогоня́еши си́лою И́же в тебе́ живу́щаго Ду́ха Свята́го.

Отверзо́шася тебе́, о́тче, святи́телю Христо́в Ни́фонте, Еде́мския две́ри ра́ди доброде́тельнаго жития́ твоего́ к Бо́гу и чистоты́, и к святи́телем приложи́ся, святи́телю, перворо́дных Це́ркви сочета́ся, достосла́вне.

Просвеща́ется красото́ю и зва́нием Небе́сных сия́ний престо́л, и́же на земли́ Вели́каго Нова́гра́да оста́вил еси́, святи́телю Ни́фонте, и насле́дие нетле́нно в земли́ кро́тких, я́ко кро́ток, восприя́л еси́ со святы́ми.

Богоро́дичен: И́же во Твою́ утро́бу, Де́во, Богоприя́тную па́че естества́ всели́выйся Христо́с Бо́г на́ш, Се́й по рождестве́ Боже́ственною си́лою Свое́ю Тя́, Де́ву, соблюде́ Пречи́сту.

Пе́снь 5.

Ирмо́с: Ты́, Го́споди, мо́й Све́т, в ми́р прише́л еси́, Све́т Святы́й, обраща́яй из мра́чна неве́дения ве́рою воспева́ющия Тя́.

Я́ко вели́ко облиста́л еси́ со́лнце, от сла́внаго вели́каго Нова́гра́да заре́ю слове́с твои́х и чуде́с, сия́ние испуща́я во всю́ Ру́сскую зе́млю, Ни́фонте о́тче, святи́телю Бо́жий, и вся́ озаря́я, благоче́стно тя́ ублажа́ющия.

Па́че ме́да услажда́ющее, Вели́каго Нова́гра́да наро́дом позна́ся уче́ние медото́чнаго и чи́стаго твоего́ язы́ка, си́м наслажда́ющее ду́ши свяще́нными испове́дании и грехо́вную си́м показу́ющее го́ресть, досточу́дне о́тче, свяще́нне Ни́фонте.

Сла́ва святи́телем и ве́рным лю́дем засту́пник вои́стинну ты́ еси́, стране́ на́шей на враги́ испроси́ побе́ды и одоле́ние и во благоче́стии утверди́ ны́ непоколеби́мы, о́тче досточу́дне Ни́фонте.

Богоро́дичен: Вси́ ро́ди челове́честии благоче́стно блажа́т Тя́, Госпоже́ Пречи́стая Богоро́дице, вои́стинну ро́ждшую па́че естества́ и сло́ва Блаже́ннаго на́м Го́спода, Сы́на Бо́жия.

Пе́снь 6.

Ирмо́с: Пожру́ Ти́ со гла́сом хвале́ния, Го́споди, Це́рковь вопие́т Ти́, от бесо́вския кро́ве очи́щшися ра́ди ми́лости от ре́бр Твои́х исте́кшею Кро́вию.

Прему́дрости рачи́тель бы́в Боже́ственный, Богодухнове́нне о́тче свяще́нне Ни́фонте, и благоче́стия венце́м венча́ся, и все́ми о́бразы и де́лы учени́к бы́в светоно́сным отце́м Анто́нию и Феодо́сию.

Жела́ние твое́ к Бо́гу испо́лнися, пресла́вне святи́телю Христо́в о́тче Ни́фонте, преста́ви бо ся́ к Нему́, Боже́ственно ра́дуяся, в немерца́ющий све́т и в непреходи́мую ра́дость, и ны́не све́тлости святы́х, о́тче, зри́ши и красоты́.

Благоле́пия венце́м укра́шен, сия́еши ны́не, святи́телю Ни́фонте, я́ко и́стинный архиере́й, пра́вдою вои́стинну оде́явся, и преда́ние Спа́сово возлюби́л еси́, те́мже и зва́нию Боже́ственному после́довал еси́, вопию́щу ти́: вни́ди в ра́дость Го́спода своего́.

Кро́ток, и незло́бив, и ми́лостив во все́й жи́зни свое́й, о́тче Ни́фонте, бы́л еси́, Влады́ки своего́ Христа́ стопа́м после́дуя, зе́млю кро́тких со святы́ми дости́гл еси́, сего́ ра́ди тя́ собо́ры благочести́вых воспева́ют Боже́ственными пе́сньми.

Богоро́дичен: Кля́твы пе́рвыя прама́тери Е́вы рождество́м Твои́м, Госпоже́, Деви́це Чи́стая, свободи́хомся, Ты́ бо, Христа́ ро́ждши, Де́во, благослове́ние все́м источи́ла еси́.

Конда́к, гла́с 8.

Возложи́в себе́ от ю́ности Бо́гу, преподо́бне, ми́р тле́нных нивочто́же вмени́в и па́че все́х Христа́ возлюби́в, Тому́ от всея́ души́ любо́вию после́довал еси́ и, я́ко светоза́рное со́лнце, от Ки́ева просия́ во вся́ концы́ Ру́сския земли́ доброде́телию, и бы́сть па́стырь вели́кому Нову́гра́ду, и, до́бре упа́с ста́до Христо́во слове́сных ове́ц на па́житех духо́вных, к Бо́гу отше́л еси́, и ны́не со А́нгелы Влады́чню Престо́лу предстоя́, на́с помина́й, ра́б свои́х, да зове́м ти́: ра́дуйся, о́тче Ни́фонте, святи́телем изря́дная похвало́.

И́кос:

Челове́к бо сы́й естество́м, о́тче, но па́че челове́ка подвиза́ся посто́м и бде́нием, в моли́твах и труде́х о́браз мно́гим бы́сть, сего́ ра́ди тя́ Бо́г архиере́я це́ркви Своея́ Прему́дрости Бо́жия устроя́ет и вели́каго Нова́гра́да лю́дем неле́ностна учи́теля, те́мже тя́ мо́лим: моли́ся, архиере́ю, Благоде́телю все́х Бо́гу дарова́ти побе́ды на враги́ и на́м обрести́ ми́лость в Де́нь Су́дный, да велегла́сно тебе́ вопие́м: ра́дуйся, о́тче преподо́бне, и́же измла́да Госпо́день яре́м взе́м, де́монов победи́л еси́ полки́ моли́твами свои́ми; ра́дуйся, в Богохрани́мом гра́де Пско́ве оби́тель превели́ку и чу́дну устро́ивый над Ми́рожею реко́ю во сла́ву Боголе́пнаго Преображе́ния Христо́ва и и́нок мно́жество собра́вый сла́вити Бо́га. Ра́дуйся, и́же сподо́бился еси́ в виде́нии ви́дети в Боже́ственном алтари́ Анто́ния и Феодо́сия Пече́рских, возвеща́ющих твое́ отше́ствие к Бо́гу; ра́дуйся, сподо́бивыйся со блаже́нными отцы́ Пече́рскими честны́м твои́м моще́м положе́нным бы́ти, иде́же и́го Госпо́дне прия́т. Ра́дуйся, о́тче Ни́фонте, святи́телем изря́дная похвало́.

Пе́снь 7.

Ирмо́с: В пещи́ Авраа́мстии о́троцы перси́дстей, любо́вию благоче́стия па́че, не́жели пла́менем, опаля́еми, взыва́ху: благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Боже́ственная и пресве́тлая па́мять твоя́, святи́телю Ни́фонте, я́ко светоза́рное яви́ся со́лнце, светоно́сно просвеща́ющее ве́рныя лю́ди вели́каго Нова́гра́да, и́же без сумне́ния Христо́ви вопию́щия: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Уста́вы оте́ческия утверди́л еси́, му́дре о́тче Ни́фонте, це́рковь Прему́дрости Бо́жия свяще́нства ле́потами преукра́сил еси́ и сохрани́л еси́ ю́ уче́нии свои́ми невоева́нну, наказу́я взыва́ти: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Ки́евска ме́ста я́ко досто́ин еси́, и та́мо положе́но бы́сть в пеще́ре честно́е те́ло твое́, святи́телю Ни́фонте, со отцы́, ду́х же тво́й возлете́ на Небеса́, со А́нгелы и апо́столы и со святи́тели ликовству́я, Святе́й Тро́ице предстоя́, моли́ся приле́жно за гра́д и лю́ди твоя́, свя́те, Христу́ вопию́щия: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Богоро́дичен: Вы́шняго освяще́нное Боже́ственное селе́ние, ра́дуйся, Тобо́ю бо даде́ся ра́дость, Богоро́дице, зову́щим: благослове́нна Ты́ еси́ в жена́х, Всенепоро́чная Влады́чице.

Пе́снь 8.

Ирмо́с: Ру́це распросте́р, Дании́л льво́в зия́ния в ро́ве затче́; о́гненную же си́лу угаси́ша, доброде́телию препоя́савшеся, благоче́стия рачи́тели, о́троцы, взыва́юще: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

На Небесе́х чи́нове А́нгельстии лику́ют, и на земли́ ве́рных собо́ры све́тло пра́зднуют па́мять твою́, святи́телю Христо́в Ни́фонте, веселя́щеся и глаго́люще: честна́ пред Го́сподем сме́рть преподо́бных Его́, и пе́сньми сла́вяще Христа́: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Ки́евстии свяще́ннии, и и́ночестии собо́ры, и про́стии лю́дие, пресла́вне святи́телю Христо́в Ни́фонте, воспева́ют тя́ на ме́сте, иде́же лежи́т те́ло твое́, источа́ющее исцеле́ния струи́, и стра́сти потопля́ющее, и ве́рных сердца́ ороша́ющее Боже́ственною благода́тию: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Чи́сто житие́ свое́ сконча́л еси́, Чи́стыя Де́вы Богоро́дицы вои́стинну служи́тель бы́сть и святи́тель Бо́гови и́стинен, ревни́тель Правосла́вия и свяще́ние ве́ре, и стена́ лю́дем избра́нным, Богоблаже́нне.

Богоро́дичен: Стряса́ем пра́х ме́ртвенный, нетле́нии бы́вше, Боже́ственным рождество́м Твои́м, Пречи́стая, есте́ственную бо и́стинную Жи́знь и присносу́щную, Чи́стая Влады́чице, родила́ еси́, те́мже Тя́ благослови́м, Мари́е Богоневе́стная: благослови́те, вся́ дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Пе́снь 9.

Ирмо́с: Ка́мень нерукосе́чный от несеко́мыя горы́, Тебе́, Де́во, краеуго́льный отсече́ся, Христо́с, совокупи́вый разстоя́щаяся естества́. Те́м, веселя́щеся, Тя́, Богоро́дице, велича́ем.

Дне́сь де́нь пра́здничный, па́мять твоего́ преставле́ния, Христо́в святи́телю Ни́фонте, созыва́ет святи́телей собо́ры, и́ноков стада́ на весе́лие духо́вное и трапе́зу неги́бнующия сне́ди, пи́щу нетле́нныя жи́зни предлага́я на́м.

Чи́стым се́рдцем и Боже́ственным восхожде́нием у́м сво́й впери́в, Еди́наго Бо́га зре́ти добро́ту сподо́бился еси́ и отту́ду светоли́тием просвеща́еши ве́рныя, Богому́дре святи́телю Христо́в, Ни́фонте свяще́нне.

Оби́тели, в не́йже сподо́бился еси́ яре́м Христо́в прия́ти, вся́ дни́ свои́ ве́рою и ду́хом, кроме́ телесе́, неразлу́чен, о́тче, пребы́л еси́, те́мже и по преставле́нии свое́м та́мо сподо́бился еси́ положи́тися, иде́же чудесе́м дарова́ния от Го́спода прия́л еси́, святи́телю Христо́в Ни́фонте.

Дне́сь пресве́тлая па́мять твоя́, святи́телю Ни́фонте, возсия́вши, все́х ве́рных сердца́ просвеща́ет, те́мже и о пе́ние произве́дшему ти́ моли́ Христа́ Бо́га, сохрани́тися ему́ от лука́ваго ловле́ния и получи́ти ми́лость в Де́нь Су́дный.

Богоро́дичен: Исто́чник безсме́ртия на́м источи́ла еси́, Де́во, и оставле́ния во́ду, Христа́ ро́ждши, И́мже очища́емся от вся́кия скве́рны грехо́вныя, Богоневе́сто, Ма́ти Христо́ва.

Свети́лен:

Благода́ть Свята́го Ду́ха, все́льшаяся в тя́, святи́теля тя́ показа́ и́стинна, Христо́с тебе́ вручи́ ста́до Свое́ па́ствити на па́житех духо́вных, сего́ же ра́ди потща́лся еси́ наставля́ти лю́ди и ны́не на Небесе́х живе́ши, ра́дуяся.

Сла́ва, и ны́не: По Бо́зе упова́ние иму́ще на Тя́, Пречи́стая Богоро́дице, мо́лим Ти́ ся́: ко из Тебе́ Ро́ждшемуся мольба́ми невреди́мы на́с до конца́ сохрани́.

Жизнь и труды апостолов – Свв. равноапостольные Кирилл и Мефодий, учителя славянские

Краткие жития равноапостольных Кирилла и Мефодия

Свя­тые рав­ноап­о­столь­ные пер­во­учи­те­ли и про­све­ти­те­ли сла­вян­ские, бра­тья Ки­рилл и Ме­фо­дий про­ис­хо­ди­ли из знат­ной и бла­го­че­сти­вой се­мьи, жив­шей в гре­че­ском го­ро­де Со­лу­ни. Свя­той Ме­фо­дий был стар­шим из се­ми бра­тьев, свя­той Кон­стан­тин (Ки­рилл – его мо­на­ше­ское имя) – са­мым млад­шим. Свя­той Ме­фо­дий был сна­ча­ла в во­ен­ном зва­нии и был пра­ви­те­лем в од­ном из под­чи­нен­ных Ви­зан­тий­ской им­пе­рии сла­вян­ских кня­жеств, по-ви­ди­мо­му, Бол­гар­ском, что да­ло ему воз­мож­ность на­учить­ся сла­вян­ско­му язы­ку. Про­быв там око­ло 10 лет, свя­той Ме­фо­дий при­нял за­тем мо­на­ше­ство в од­ном из мо­на­сты­рей на го­ре Олимп. Свя­той Кон­стан­тин с ма­лых лет от­ли­чал­ся боль­ши­ми спо­соб­но­стя­ми и учил­ся вме­сте с ма­ло­лет­ним им­пе­ра­то­ром Ми­ха­и­лом у луч­ших учи­те­лей Кон­стан­ти­но­по­ля, в том чис­ле у Фо­тия, бу­ду­ще­го пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го. Свя­той Кон­стан­тин в со­вер­шен­стве по­стиг все на­у­ки сво­е­го вре­ме­ни и мно­гие язы­ки, осо­бен­но при­леж­но изу­чал он тво­ре­ния свя­ти­те­ля Гри­го­рия Бо­го­сло­ва. За свой ум и вы­да­ю­щи­е­ся по­зна­ния свя­той Кон­стан­тин по­лу­чил про­зва­ние Фило­со­фа (муд­ро­го). По окон­ча­нии уче­ния свя­той Кон­стан­тин при­нял сан иерея и был на­зна­чен хра­ни­те­лем пат­ри­ар­шей биб­лио­те­ки при хра­ме Свя­той Со­фии, но вско­ре по­ки­нул сто­ли­цу и тай­но ушел в мо­на­стырь. Разыс­кан­ный там и воз­вра­щен­ный в Кон­стан­ти­но­поль, он был опре­де­лен учи­те­лем фило­со­фии в Выс­шей кон­стан­ти­но­поль­ской шко­ле. Муд­рость и си­ла ве­ры еще со­всем мо­ло­до­го Кон­стан­ти­на бы­ли столь ве­ли­ки, что ему уда­лось по­бе­дить в пре­ни­ях во­ждя ере­ти­ков-ико­но­бор­цев Ан­ния. По­сле этой по­бе­ды Кон­стан­тин был по­слан им­пе­ра­то­ром на дис­пут для пре­ний о Свя­той Тро­и­це с са­ра­ци­на­ми (му­суль­ма­на­ми) и так­же одер­жал по­бе­ду. Вер­нув­шись, свя­той Кон­стан­тин уда­лил­ся к бра­ту сво­е­му свя­то­му Ме­фо­дию на Олимп, про­во­дя вре­мя в непре­стан­ной мо­лит­ве и чте­нии тво­ре­ний свя­тых от­цов.
Вско­ре им­пе­ра­тор вы­звал обо­их свя­тых бра­тьев из мо­на­сты­ря и от­пра­вил их к ха­за­рам для еван­гель­ской про­по­ве­ди. На пу­ти они оста­но­ви­лись на неко­то­рое вре­мя в го­ро­де Кор­су­ни, го­то­вясь к про­по­ве­ди. Там свя­тые бра­тья чу­дес­ным об­ра­зом об­ре­ли мо­щи свя­щен­но­му­че­ни­ка Кли­мен­та, па­пы Рим­ско­го (па­мять 25 но­яб­ря). Там же в Кор­су­ни свя­той Кон­стан­тин на­шел Еван­ге­лие и Псал­тирь, на­пи­сан­ные "рус­ски­ми бук­ва­ми", и че­ло­ве­ка, го­во­ря­ще­го по-рус­ски, и стал учить­ся у это­го че­ло­ве­ка чи­тать и го­во­рить на его язы­ке. По­сле это­го свя­тые бра­тья от­пра­ви­лись к ха­за­рам, где одер­жа­ли по­бе­ду в пре­ни­ях с иуде­я­ми и му­суль­ма­на­ми, про­по­ве­дуя еван­гель­ское уче­ние. На пу­ти до­мой бра­тья сно­ва по­се­ти­ли Кор­сунь и, взяв там мо­щи свя­то­го Кли­мен­та, вер­ну­лись в Кон­стан­ти­но­поль. Свя­той Кон­стан­тин остал­ся в сто­ли­це, а свя­той Ме­фо­дий по­лу­чил игу­мен­ство в неболь­шом мо­на­сты­ре По­ли­хрон, неда­ле­ко от го­ры Олимп, где он под­ви­зал­ся преж­де.
Вско­ре при­шли к им­пе­ра­то­ру по­слы от мо­рав­ско­го кня­зя Ро­сти­сла­ва, при­тес­ня­е­мо­го немец­ки­ми епи­ско­па­ми, с прось­бой при­слать в Мо­ра­вию учи­те­лей, ко­то­рые мог­ли бы про­по­ве­до­вать на род­ном для сла­вян язы­ке. Им­пе­ра­тор при­звал свя­то­го Кон­стан­ти­на и ска­зал ему: "Необ­хо­ди­мо те­бе ид­ти ту­да, ибо луч­ше те­бя ни­кто это­го не вы­пол­нит". Свя­той Кон­стан­тин с по­стом и мо­лит­вой при­сту­пил к но­во­му по­дви­гу. С по­мо­щью сво­е­го бра­та свя­то­го Ме­фо­дия и уче­ни­ков Го­раз­да, Кли­мен­та, Сав­вы, На­у­ма и Ан­ге­ля­ра он со­ста­вил сла­вян­скую аз­бу­ку и пе­ре­вел на сла­вян­ский язык кни­ги, без ко­то­рых не мог­ло со­вер­шать­ся Бо­го­слу­же­ние: Еван­ге­лие, Апо­стол, Псал­тирь и из­бран­ные служ­бы. Это бы­ло в 863 го­ду.
По­сле за­вер­ше­ния пе­ре­во­да свя­тые бра­тья от­пра­ви­лись в Мо­ра­вию, где бы­ли при­ня­ты с ве­ли­кой че­стью, и ста­ли учить бо­го­слу­же­нию на сла­вян­ском язы­ке. Это вы­зва­ло зло­бу немец­ких епи­ско­пов, со­вер­шав­ших в мо­рав­ских церк­вах бо­го­слу­же­ние на ла­тин­ском язы­ке, и они вос­ста­ли про­тив свя­тых бра­тьев, утвер­ждая, что бо­го­слу­же­ние мо­жет со­вер­шать­ся лишь на од­ном из трех язы­ков: ев­рей­ском, гре­че­ском или ла­тин­ском. Свя­той Кон­стан­тин от­ве­чал им: "Вы при­зна­ё­те лишь три язы­ка, до­стой­ных то­го, чтобы сла­вить на них Бо­га. Но Да­вид во­пи­ет: "Пой­те Гос­по­де­ви вся зем­ля, хва­ли­те Гос­по­да вси язы­ци, вся­кое ды­ха­ние да хва­лит Гос­по­да!" И в Свя­том Еван­ге­лии ска­за­но: "Шед­ше на­учи­те вся язы­ки..."". Немец­кие епи­ско­пы бы­ли по­срам­ле­ны, но озло­би­лись еще боль­ше и по­да­ли жа­ло­бу в Pим. Свя­тые бра­тья бы­ли при­зва­ны в Рим для ре­ше­ния это­го во­про­са. Взяв с со­бой мо­щи свя­то­го Кли­мен­та, па­пы Рим­ско­го, свя­тые Кон­стан­тин и Ме­фо­дий от­пра­ви­лись в Pим. Узнав о том, что свя­тые бра­тья несут с со­бой свя­тые мо­щи, па­па Адри­ан с кли­ром вы­шел им на­встре­чу. Свя­тые бра­тья бы­ли встре­че­ны с по­че­том, па­па Рим­ский утвер­дил бо­го­слу­же­ние на сла­вян­ском язы­ке, а пе­ре­ве­ден­ные бра­тья­ми кни­ги при­ка­зал по­ло­жить в рим­ских церк­вах и со­вер­шать ли­тур­гию на сла­вян­ском язы­ке.
На­хо­дясь в Ри­ме, свя­той Кон­стан­тин за­не­мог и, в чу­дес­ном ви­де­нии из­ве­щен­ный Гос­по­дом о при­бли­же­нии кон­чи­ны, при­нял схи­му с име­нем Ки­рилл. Через 50 дней по­сле при­ня­тия схи­мы, 14 фев­ра­ля 869 го­да, рав­ноап­о­столь­ный Ки­рилл скон­чал­ся в воз­расте 42 лет. От­хо­дя к Бо­гу, свя­той Ки­рилл за­по­ве­дал бра­ту сво­е­му, свя­то­му Ме­фо­дию, про­дол­жать их об­щее де­ло – про­све­ще­ние сла­вян­ских на­ро­дов све­том ис­тин­ной ве­ры. Свя­той Ме­фо­дий умо­лял па­пу Рим­ско­го раз­ре­шить увез­ти те­ло бра­та для по­гре­бе­ния его на род­ной зем­ле, но па­па при­ка­зал по­ло­жить мо­щи свя­то­го Ки­рил­ла в церк­ви свя­то­го Кли­мен­та, где от них ста­ли со­вер­шать­ся чу­де­са.
По­сле кон­чи­ны свя­то­го Ки­рил­ла па­па, сле­дуя прось­бе сла­вян­ско­го кня­зя Ко­це­ла, по­слал свя­то­го Ме­фо­дия в Пан­но­нию, ру­ко­по­ло­жив его во ар­хи­епи­ско­па Мо­ра­вии и Пан­но­нии, на древ­ний пре­стол свя­то­го апо­сто­ла Ан­д­ро­ни­ка. В Пан­но­нии свя­той Ме­фо­дий вме­сте со сво­и­ми уче­ни­ка­ми про­дол­жал рас­про­стра­нять бо­го­слу­же­ние, пись­мен­ность и кни­ги на сла­вян­ском язы­ке. Это сно­ва вы­зва­ло ярость немец­ких епи­ско­пов. Они до­би­лись аре­ста и су­да над свя­ти­те­лем Ме­фо­ди­ем, ко­то­рый был со­слан в за­то­че­ние в Шва­бию, где в те­че­ние двух с по­ло­ви­ной лет пре­тер­пел мно­гие стра­да­ния. Осво­бож­ден­ный по при­ка­за­нию па­пы Рим­ско­го Иоан­на VIII и вос­ста­нов­лен­ный в пра­вах ар­хи­епи­ско­па, Ме­фо­дий про­дол­жал еван­гель­скую про­по­ведь сре­ди сла­вян и кре­стил чеш­ско­го кня­зя Бо­ри­воя и его су­пру­гу Люд­ми­лу (па­мять 16 сен­тяб­ря), а так­же од­но­го из поль­ских кня­зей. В тре­тий раз немец­кие епи­ско­пы воз­двиг­ли го­не­ние на свя­ти­те­ля за непри­ня­тие рим­ско­го уче­ния об ис­хож­де­нии Свя­то­го Ду­ха от От­ца и от Сы­на. Свя­ти­тель Ме­фо­дий был вы­зван в Рим, но оправ­дал­ся пе­ред па­пой, со­хра­нив в чи­сто­те пра­во­слав­ное уче­ние, и был сно­ва воз­вра­щен в сто­ли­цу Мо­ра­вии – Ве­ле­град.
Здесь в по­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни свя­ти­тель Ме­фо­дий с по­мо­щью двух уче­ни­ков-свя­щен­ни­ков пе­ре­вел на сла­вян­ский язык весь Вет­хий За­вет, кро­ме Мак­ка­вей­ских книг, а так­же Но­мо­ка­нон (Пра­ви­ла свя­тых от­цов) и свя­то­оте­че­ские кни­ги (Па­те­рик).
Пред­чув­ствуя при­бли­же­ние кон­чи­ны, свя­той Ме­фо­дий ука­зал на од­но­го из сво­их уче­ни­ков – Го­раз­да как на до­стой­но­го се­бе пре­ем­ни­ка. Свя­ти­тель пред­ска­зал день сво­ей смер­ти и скон­чал­ся 6 ап­ре­ля 885 го­да в воз­расте око­ло 60 лет. От­пе­ва­ние свя­ти­те­ля бы­ло со­вер­ше­но на трех язы­ках – сла­вян­ском, гре­че­ском и ла­тин­ском; он был по­гре­бен в со­бор­ной церк­ви Ве­ле­гра­да.

Полные жития равноапостольных Кирилла и Мефодия

Бог бла­гой и все­мо­гу­щий, со­тво­рив­ший из небы­тия к бы­тию все ви­ди­мое и неви­ди­мое и укра­сив­ший вся­кой кра­со­той, ко­то­рую, ес­ли раз­мыш­лять по­не­мно­гу, мож­но мыс­лен­но ча­стич­но ура­зу­меть и по­знать То­го, Кто со­тво­рил столь мно­гие и див­ные со­зда­ния, ибо «по ве­ли­чию и кра­со­те со­зда­ний по­зна­ет­ся раз­мыш­ле­ни­ем и Со­зда­тель их», Ко­то­ро­го вос­пе­ва­ют Ан­ге­лы Три­свя­тым гла­сом и мы, все пра­во­вер­ные, сла­вим во Свя­той Тро­и­це, ина­че го­во­ря, в От­це, Сыне и Свя­том Ду­хе, то есть в трех ипо­ста­сях, что мож­но на­звать тре­мя ли­ца­ми, но в од­ном Бо­же­стве. Ведь преж­де вся­ко­го ча­са, вре­ме­ни и го­да, вы­ше вся­ко­го ра­зу­ма и ду­хов­но­го по­ни­ма­ния Отец сам ро­дил Сы­на, как го­во­рит Пре­муд­рость: «Преж­де всех хол­мов рож­да­ет Ме­ня». И в Еван­ге­лии ска­за­ло са­мо Бо­жие Сло­во пре­чи­сты­ми уста­ми, во­пло­тив­шись на бу­ду­щие вре­ме­на ра­ди на­ше­го спа­се­ния: «Я в От­це, и Отец во Мне». От то­го же От­ца и Свя­той Дух ис­хо­дит, как ска­зал сам Сын Бо­жи­им Сло­вом: «Дух ис­тин­ы, Ко­то­рый от От­ца ис­хо­дит».
Этот Бог, за­вер­шив все тво­ре­ние, как го­во­рит Да­вид: «Сло­вом Гос­под­ним утвер­ди­лись небе­са и от ды­ха­ния уст Его вся си­ла их. Ибо Он ска­зал – и ста­ли, Он по­ве­лел – и со­зда­лись», преж­де все­го со­тво­рил че­ло­ве­ка, прах от зем­ли взяв, а от Се­бя жи­во­твор­ным ду­но­ве­ни­ем ду­шу вдох­нув, и осмыс­лен­ную речь и сво­бо­ду во­ли дал, чтобы вве­сти в рай, за­по­ведь за­по­ве­дав ему для ис­пы­та­ния; ес­ли хра­нит ее, то оста­нет­ся бес­смер­тен, ес­ли же пре­сту­пит, смер­тью умрет, по сво­ей во­ле, а не по Бо­жи­е­му ве­ле­нию.
А диа­вол, уви­дев, что че­ло­ве­ку ока­за­на та­кая честь и на­зна­че­но ему то ме­сто, с ко­то­ро­го он из-за сво­ей гор­ды­ни пал, за­ста­вил (его) пре­сту­пить за­по­ведь, и из­гнал че­ло­ве­ка из рая, и осу­дил на смерть. И с тех пор на­чал непри­я­тель со­блаз­нять мно­ги­ми коз­ня­ми род че­ло­ве­че­ский. Но Бог в ве­ли­кой ми­ло­сти и люб­ви не оста­вил че­ло­ве­ков со­всем, а на каж­дый год и вре­мя из­брал му­жа и явил лю­дям де­ла их и по­двиг, чтобы все, упо­доб­ля­ясь им, стре­ми­лись к доб­ру.
Та­ков был Енос, ко­то­рый пер­вым от­ва­жил­ся при­зы­вать имя Гос­подне. А по­сле него Енох, уго­див Бо­гу, пе­ре­не­сен был (вы­со­ко). Ной пра­вед­ным ока­зал­ся в ро­де сво­ем, он спас­ся от по­то­па в ков­че­ге, чтобы опять на­пол­ни­лась зем­ля тво­ре­ни­ем Бо­жи­им и укра­си­лась. Ав­ра­ам по­сле раз­де­ле­ния язы­ков, ко­гда все впа­ли в за­блуж­де­ние, Бо­га по­знал, и дру­гом Его на­зван был, и при­нял обе­то­ва­ние, что «в се­ме­ни тво­ем бла­го­сло­вен­ны бу­дут все на­ро­ды». Иса­ак, по­доб­но Хри­сту, воз­ве­ден был на го­ру для жерт­вы. Иа­ков идо­лов те­стя уни­что­жил и ви­дел лест­ни­цу от зем­ли до неба: Ан­ге­лы Бо­жии по ней вос­хо­ди­ли и схо­ди­ли. И бла­го­слов­ляя сы­нов сво­их, он про­ро­че­ство­вал о Хри­сте. Иосиф про­кор­мил лю­дей в Егип­те, по­ка­зав се­бя (че­ло­ве­ком) Бо­жи­им. Об Иове Ав­си­ти­дий­ском Пи­са­ние го­во­рит, что был пра­ве­ден, спра­вед­лив и непо­ро­чен: под­верг­ну­тый ис­пы­та­нию, пре­тер­пев (его), бла­го­сло­вен был Бо­гом. Мо­и­сей с Ааро­ном меж­ду иере­я­ми Бо­жи­и­ми Бо­гом (для) фа­ра­о­на на­зван был, и му­чил Еги­пет, и вы­вел Бо­жий на­род – днем вслед за об­ла­ком свет­лым, а но­чью за стол­пом ог­нен­ным; и мо­ре раз­де­лил, и про­шли по су­ху, а егип­тян по­то­пил. И в пу­стыне без­вод­ной на­по­ил на­род во­дой и на­сы­тил хле­бом Ан­гель­ским и пти­ца­ми; и го­во­рил с Бо­гом ли­цом к ли­цу, как невоз­мож­но че­ло­ве­ку с Бо­гом го­во­рить, (и) дал на­ро­ду за­кон, на­пи­сан­ный Бо­жи­им пер­стом. Иисус На­вин, одолев вра­гов, раз­де­лил зем­лю меж­ду на­ро­дом Бо­жи­им. Судьи так­же одер­жа­ли мно­го по­бед. А Са­му­ил, по­лу­чив Бо­жию ми­лость, по­ма­зал и по­ста­вил ца­ря по сло­ву Гос­под­ню. Да­вид с кро­то­стью пас на­род и на­учил (его) пес­ням Бо­жи­им. Со­ло­мон, по­лу­чив­ший от Бо­га муд­ро­сти боль­ше всех лю­дей, мно­го доб­рых по­уче­ний со­здал и прит­чей, хоть сам их и не вы­пол­нял. Илия об­ли­чил го­ло­дом люд­скую зло­бу, и вос­кре­сил мерт­во­го от­ро­ка, и, при­не­ся сло­вом с неба огонь, опа­лил мно­гих, и жерт­вы сжег чу­дес­ным ог­нем; пе­ре­бив нече­сти­вых иере­ев свя­щен­ни­ков, взо­шел на небо на ко­лес­ни­це ог­нен­ной и ко­нях, дав уче­ни­ку удво­ен­ный дух. Ели­сей, (его) ми­лоть по­лу­чив, вдвое боль­ше чу­дес со­вер­шил. Дру­гие про­ро­ки, каж­дый в свое вре­мя, про­ро­че­ство­ва­ли о бу­ду­щих уди­ви­тель­ных де­лах. По­сле них ве­ли­кий Иоанн, хо­да­тай меж­ду Вет­хим и Но­вым за­ко­ном, стал кре­сти­те­лем и сви­де­те­лем Хри­сто­вым и про­по­вед­ни­ком жи­вым и мерт­вым.
Свя­тые апо­сто­лы Петр и Па­вел с осталь­ны­ми уче­ни­ка­ми Хри­сто­вы­ми, как мол­ния, про­шед­шая по все­му ми­ру, осве­ти­ли всю зем­лю. По­сле них му­че­ни­ки кро­вью сво­ей смы­ли сквер­ну, а пре­ем­ни­ки свя­тых апо­сто­лов, кре­стив це­са­ря, ве­ли­ким по­дви­гом и тру­дом раз­ру­ши­ли язы­че­ство. Силь­вестр пра­вед­но из трех­сот и во­сем­на­дца­ти от­цов, при­няв се­бе в по­мощь ве­ли­ко­го це­са­ря Кон­стан­ти­на, со­брав в Ни­кее Пер­вый Со­бор, по­бе­дил Ария и про­клял его и ересь его, ко­то­рую тот воз­дви­гал на Свя­тую Тро­и­цу, как ко­гда-то Ав­ра­ам с тре­мя­ста­ми и во­сем­на­дца­тью слу­га­ми пе­ре­бил ца­рей и при­нял бла­го­сло­ве­ние и хлеб и ви­но от Мель­хи­се­де­ка, ца­ря Са­лим­ско­го, ведь был тот иере­ем Бо­га Все­выш­не­го. Да­мас же и Гри­го­рий Бо­го­слов со ста пя­тью­де­ся­тью от­ца­ми и ве­ли­ким ца­рем Фе­о­до­си­ем в Ца­рь­гра­де под­твер­ди­ли свя­той Сим­вол, то есть «Ве­рую во еди­но­го Бо­га», и, из­гнав Ма­ке­до­ния, про­кля­ли его и ху­лу его, ко­то­рую он го­во­рил на Свя­то­го Ду­ха. Це­ле­стин и Ки­рилл с дву­мя­ста­ми от­ца­ми и дру­гим ца­рем со­кру­ши­ли в Ефе­се Несто­рия со всей бол­тов­ней, ко­то­рую он го­во­рил на Хри­ста. Лев и Ана­то­лий с пра­во­вер­ным ца­рем Мар­ки­а­ном и с ше­стью­ста­ми и трид­ца­тью от­ца­ми про­кля­ли в Хал­ки­доне безу­мие и бол­тов­ню Ев­ти­хи­евы. Ви­ги­лий с бо­го­угод­ным Юс­ти­ни­а­ном и со ста ше­стью­де­ся­тью пя­тью от­ца­ми, Пя­тый Со­бор со­брав, изыс­кав (где ка­кая бол­тов­ня укры­лась), про­кля­ли. Ага­фон, апо­столь­ский па­па, с дву­мя­ста­ми и се­мью­де­ся­тью от­ца­ми с чест­ным Кон­стан­ти­ном ца­рем на Ше­стом Со­бо­ре мно­гие вос­ста­ния рас­ко­ло­ли и всем тем со­бо­ром, из­гнав, про­кля­ли, я го­во­рю о Фе­о­до­ре Фа­ран­ском, Сер­гии и Пир­ре, Ки­ре Алек­сан­дрий­ском, Го­но­рии Рим­ском, Ма­ка­рии Ан­тио­хий­ском и про­чих при­спеш­ни­ках их, а хри­сти­ан­скую ве­ру, на ис­тине сто­я­щую, укре­пи­ли.
По­сле же все­го это­го Бог ми­ло­сти­вый, «Ко­то­рый хо­чет, чтобы вся­кий че­ло­век спа­сен был и до ис­тин­но­го по­зна­ния до­шел», в на­ше вре­мя ра­ди на­ше­го на­ро­да, о ко­то­ром ни­кто и ни­ко­гда не за­бо­тил­ся, для доб­ро­го де­ла воз­двиг нам учи­те­ля, бла­жен­но­го учи­те­ля Ме­фо­дия, ко­то­ро­го все доб­ро­де­те­ли и по­дви­ги к каж­до­му из этих угод­ни­ков при­ло­жив, не по­сты­дим­ся: ведь од­ним он ра­вен был, дру­гих немно­го мень­ше, а иных боль­ше, – крас­но­ре­чи­вых пре­взой­дя доб­ро­де­те­лью, а доб­ро­де­тель­ных – крас­но­ре­чи­ем. Каж­до­му упо­до­бив­шись, об­раз каж­до­го со­бой явил: страх Бо­жий, хра­не­ние за­по­ве­дей, чи­сто­ту пло­ти, при­ле­жа­ние в мо­лит­вах и свя­то­сти, сло­во силь­ное и крот­кое – силь­ное для про­тив­ни­ков, а крот­кое для при­ни­ма­ю­щих по­уче­ние, ярость, ти­хость, ми­лость, лю­бовь, страсть и тер­пе­ние, – он был всем из все­го, чтобы всех при­влечь.
Был он ро­да с обе­их сто­рон не ху­до­го, но доб­ро­го и чест­но­го, из­вест­но­го из­дав­на Бо­гу и ца­рю, и всей Со­лун­ской стране, что яв­лял и те­лес­ный его об­лик. По­это­му и (участ­ни­ки) спо­ров, лю­бив­шие его с дет­ства, ве­ли с ним ува­жи­тель­ные бе­се­ды, по­ка царь, узнав о быст­ро­те (ума) его, не по­ру­чил ему дер­жать сла­вян­ское кня­же­ние, чтобы он узнал все сла­вян­ские обы­чаи и при­вык по­не­мно­гу, как буд­то про­ви­дя, – я (бы) ска­зал, – что Бог хо­тел по­слать его учи­те­лем для сла­вян и пер­вым ар­хи­епи­ско­пом.
Про­ве­дя на кня­же­нии мно­го лет и уви­дев мно­же­ство бес­по­ря­доч­ных вол­не­ний этой жиз­ни, он сме­нил стрем­ле­ние к зем­ной тьме на мыс­ли о небе, ведь он не хо­тел воз­му­щать бла­го­род­ную ду­шу тем, что не веч­но – не пре­бы­ва­ю­щим. И, най­дя удоб­ное вре­мя, он из­ба­вил­ся от кня­же­ния и по­шел на Олимп, где жи­вут свя­тые от­цы. По­стриг­шись, он об­ла­чил­ся в чер­ные ри­зы и пре­бы­вал, с по­кор­но­стью по­ви­ну­ясь. И, ис­пол­няя весь мо­на­ше­ский чин, об­ра­тил­ся к кни­гам.
Но слу­чи­лось в то вре­мя сле­ду­ю­щее: по­слал царь за Фило­со­фом, бра­том его, (чтобы ид­ти) к ха­за­рам (и) чтобы тот взял его се­бе в по­мощь. Ведь там бы­ли иудеи, силь­но ху­лив­шие хри­сти­ан­скую ве­ру. Он же ска­зал, что: «Я го­тов уме­реть за хри­сти­ан­скую ве­ру». И не ослу­шал­ся он, но, идя, слу­жил как раб мень­ше­му бра­ту, по­ви­ну­ясь ему. Он мо­лит­ва­ми, а Фило­соф сло­ва­ми пре­воз­мог­ли тех и по­сра­ми­ли. Царь же и пат­ри­арх, уви­дев по­двиг его, год­ный для Бо­жи­его пу­ти, убеж­да­ли его (со­гла­сить­ся), чтобы по­свя­ти­ли в ар­хи­епи­ско­пы на по­чет­ное ме­сто, где есть по­треб­ность в та­ком му­же. Так как он не со­гла­шал­ся, при­ну­ди­ли его и по­ста­ви­ли игу­ме­ном в мо­на­сты­ре, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся По­ли­хрон, до­ход ко­то­ро­го из­ме­ря­ет­ся два­дца­тью че­тырь­мя спу­да­ми зо­ло­та, а от­цов в нем боль­ше се­ми­де­ся­ти.
Слу­чи­лось же в те дни, что Ро­сти­слав, князь сла­вян­ский, и Свя­то­полк по­сла­ли из Мо­ра­вии к ца­рю Ми­ха­и­лу, го­во­ря так: «Мы Бо­жи­ей ми­ло­стью здо­ро­вы, но при­шли к нам мно­го учи­те­лей хри­сти­ан от ита­льян­цев, и от гре­ков, и от нем­цев, уча нас по-раз­но­му, а мы, сла­вяне, лю­ди про­стые, и нет у нас, кто бы на­ста­вил нас ис­тине и на­учил ра­зу­му. По­то­му, доб­рый вла­ды­ка, по­шли та­ко­го му­жа, ко­то­рый на­ста­вит нас вся­кой прав­де». То­гда царь Ми­ха­ил ска­зал Фило­со­фу Кон­стан­ти­ну: «Слы­шишь ли, Фило­соф, эту речь? Ни­кто дру­гой не мо­жет это­го сде­лать, кро­ме те­бя. Так на те­бе да­ры мно­гие и, взяв бра­та сво­е­го игу­ме­на Ме­фо­дия, сту­пай же. Ведь вы со­лу­няне, а со­лу­няне все хо­ро­шо го­во­рят по-сла­вян­ски».
Тут они не по­сме­ли от­ка­зать­ся ни пе­ред Бо­гом, ни пе­ред ца­рем, по сло­ву свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра, как он ска­зал: «Бо­га бой­тесь, ца­ря чти­те». Но, по­чув­ство­вав ве­ли­чие де­ла, пре­да­лись они мо­лит­ве вме­сте с дру­ги­ми, кто был та­ко­го же ду­ха, что и они. И тут явил Бог Фило­со­фу сла­вян­ские кни­ги. И тот, тот­час упо­ря­до­чив бук­вы и со­ста­вив бе­се­ды, от­пра­вил­ся в путь в Мо­ра­вию, взяв Ме­фо­дия. И стал он, сно­ва с по­кор­но­стью по­ви­ну­ясь, слу­жить Фило­со­фу и учить вме­сте с ним. И ко­гда ми­ну­ло три го­да, воз­вра­ти­лись они из Мо­ра­вии, вы­учив уче­ни­ков.
Узнав же о та­ко­вых лю­дях, Апо­сто­лик Ни­ко­лай по­слал за ни­ми, же­лая ви­деть их, как Ан­ге­лов Бо­жи­их. Он освя­тил уче­ние их, по­ло­жив сла­вян­ское Еван­ге­лие на ал­та­ре свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра, и по­свя­тил в по­пы бла­жен­но­го Ме­фо­дия.
Бы­ло мно­го дру­гих лю­дей, ко­то­рые по­но­си­ли сла­вян­ские кни­ги, го­во­ря, что не по­до­ба­ет ни­ка­ко­му на­ро­ду иметь свои бук­вы, кро­ме ев­ре­ев, гре­ков и ла­ти­нян, по над­пи­си Пи­ла­та, ко­то­рую он на Кре­сте Гос­под­нем на­пи­сал. Их Апо­сто­лик на­звал пи­лат­ни­ка­ми и три­язч­ни­ка­ми. И од­но­му епи­ско­пу, ко­то­рый был бо­лен тою же бо­лез­нью, он по­ве­лел по­свя­тить из уче­ни­ков сла­вян­ских трех в по­пы, а двух в ана­гно­стов.
Спу­стя мно­го дней Фило­соф, от­прав­ля­ясь на Суд, ска­зал Ме­фо­дию, бра­ту сво­е­му: «Вот, брат, бы­ли мы с то­бой в упря­жи, па­ха­ли од­ну бо­роз­ду, и я у ле­са (дой­дя бо­роз­ду) па­даю, свой день окон­чив. А ты хоть очень лю­бишь го­ру, но не мо­ги ра­ди го­ры оста­вить учи­тель­ство свое, ибо чем иным мо­жешь ты луч­ше до­стичь спа­се­ния?».
По­слал Ко­цел же к Апо­сто­ли­ку, про­сил, чтобы от­пу­стил к нему Ме­фо­дия, бла­жен­но­го учи­те­ля на­ше­го. И ска­зал Апо­сто­лик: «Не те­бе од­но­му толь­ко, но и всем тем стра­нам сла­вян­ским по­сы­лаю его учи­те­лем от Бо­га и от свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра, пер­во­го пре­сто­ло­на­след­ни­ка и дер­жа­те­ля клю­чей от Цар­ствия Небес­но­го». И по­слал его, на­пи­сав та­кую эпи­сто­лию: «Адри­ан, епи­скоп и раб Бо­жий, Ро­сти­сла­ву и Свя­то­пол­ку и Ко­це­лу. Сла­ва в выш­них Бо­гу и на зем­ле мир, в че­ло­ве­ках бла­го­во­ле­ние, что услы­ша­ли мы о вас ду­хов­ное, на это упо­ва­ли мы с же­ла­ни­ем и мо­лит­вою ва­ше­го ра­ди спа­се­ния, как воз­двиг Гос­подь серд­ца ва­ши ис­кать его и по­ка­зал вам, что не толь­ко ве­рою, но и бла­ги­ми де­ла­ми по­до­ба­ет слу­жить Бо­гу, ведь «ве­ра без дел мерт­ва», и от­па­да­ют те, ко­то­рые «во­об­ра­жа­ют, что зна­ют Бо­га, но де­ла­ми от­ре­ка­ют­ся от Него». Ведь не толь­ко у это­го свя­ти­тель­ско­го пре­сто­ла про­си­ли вы учи­те­ля, но и у бла­го­вер­но­го ца­ря Ми­ха­и­ла, чтобы по­слал он к вам бла­жен­но­го Фило­со­фа Кон­стан­ти­на с бра­том, по­ку­да мы не сде­ла­ли. Они же, уви­дав, что стра­ны ва­ши на­хо­дят­ся под вла­стью апо­столь­ско­го пре­сто­ла, не сде­ла­ли ни­че­го про­тив­но­го ка­но­нам, но к нам при­шли и при­нес­ли с со­бой мо­щи свя­то­го Кли­мен­та. Мы же, трой­ную ра­дость по­лу­чив, за­мыс­ли­ли по­слать в ва­ши стра­ны сы­на на­ше­го Ме­фо­дия, му­жа со­вер­шен­но­го ра­зу­мом и пра­во­вер­но­го, ис­пы­тав и по­свя­тив его вме­сте с его уче­ни­ка­ми, чтобы учил вас, как вы про­си­ли, из­ла­гая на язы­ке ва­шем кни­ги пол­но­стью для все­го цер­ков­но­го чи­на, в том чис­ле со свя­той мес­сой, то есть служ­бой, и с Кре­ще­ни­ем, как на­чал Фило­соф Кон­стан­тин Бо­жи­ей бла­го­да­тью и мо­лит­ва­ми свя­то­го Кли­мен­та. Так же ес­ли и кто иной смо­жет до­стой­но и пра­во­вер­но го­во­рить, – да бу­дет свя­то и бла­го­слов­ле­но Бо­гом и на­ми и всей Все­лен­ской и Апо­столь­ской Цер­ко­вью, чтобы лег­че обу­чи­лись вы за­по­ве­дям Бо­жи­им. Толь­ко один этот со­хра­нять вам обы­чай, чтобы во вре­мя мес­сы сна­ча­ла чи­та­ли Апо­стол и Еван­ге­лие по-ла­ты­ни, по­том по-сла­вян­ски. Да ис­пол­нит­ся сло­во Пи­са­ния, что «бу­дут хва­лить Гос­по­да все на­ро­ды», и дру­гое: «И все ста­нут го­во­рить о ве­ли­чии Бо­жи­ем на раз­ных язы­ках, на ко­то­рых поз­во­лит им го­во­рить Свя­той Дух».
Ес­ли же кто из со­бран­ных у вас учи­те­лей, из тех, кто те­шит слух и от ис­ти­ны от­вра­ща­ет к за­блуж­де­ни­ям, начнет, дерз­нув, вно­сить меж­ду ва­ми раз­лад, по­ри­цая кни­ги на ва­шем язы­ке, пусть бу­дет от­лу­чен не толь­ко от При­ча­стия, но и от Церк­ви, по­ка не ис­пра­вит­ся. Ибо они суть вол­ки, а не ов­цы, что сле­ду­ет по пло­дам их узна­вать и бе­речь­ся от них.
Вы же, ча­да воз­люб­лен­ные, по­ви­нуй­тесь уче­нию Бо­жи­е­му и не от­ринь­те по­уче­ния цер­ков­но­го, чтобы вы ста­ли ис­тин­но по­кло­ня­ю­щи­ми­ся Бо­гу, От­цу на­ше­му небес­но­му, со все­ми свя­ты­ми. Аминь».
Ко­цел же при­нял его с ве­ли­кой че­стью и сно­ва по­слал его, а так­же два­дцать че­ло­век из име­ни­тых лю­дей, к Апо­сто­ли­ку, чтобы он по­свя­тил его на епи­скоп­ство в Пан­но­нии на пре­стол свя­то­го Ан­д­ро­ни­ка, апо­сто­ла из чис­ла се­ми­де­ся­ти, что и ста­ло.
По­сле это­го ста­рый враг, нена­вист­ник добра и про­тив­ник ис­ти­ны, воз­двиг на него серд­це вра­га, мо­рав­ско­го ко­ро­ля, со все­ми епи­ско­па­ми, что, де­скать, «в на­шей об­ла­сти учишь». Он же от­ве­тил: «Я сам обо­шел бы сто­ро­ной, ес­ли бы ве­дал, что ва­ша. Но она – свя­то­го Пет­ра. По прав­де же, ес­ли вы из за­ви­сти и жад­но­сти во­пре­ки ка­но­нам на ста­рые пре­де­лы на­сту­па­е­те, пре­пят­ствуя уче­нию Бо­жи­е­му, то бе­ре­ги­тесь, чтобы не раз­лить свой мозг, же­лая кост­ным те­ме­нем про­бить же­лез­ную го­ру». Они от­ве­ча­ли ему, го­во­ря в яро­сти: «Зло се­бе до­бу­дешь». Он от­ве­тил: «Ис­ти­ну го­во­рю пе­ред ца­ря­ми и не сты­жусь, а вы по­сту­пай­те со мной, как хо­ти­те, ведь я не луч­ше тех, кто в ве­ли­ких му­ках ли­шил­ся и жиз­ни за то, что го­во­рил прав­ду». И ко­гда мно­го во­про­сов бы­ло за­да­но и не смог­ли опро­верг­нуть его, ска­зал ко­роль, вста­вая: «Не утруж­дай­те мо­е­го Ме­фо­дия, ведь он вспо­тел уже, как у печ­ки». Ска­зал он: «Так, вла­ды­ка». Встре­ти­ли лю­ди как-то пот­но­го фило­со­фа (и) ска­за­ли ему: «По­че­му ты так вспо­тел?» А он: «С невеж­да­ми спо­рил». И по­спо­рив об этих сло­вах, разо­шлись, а его, со­слав в Шва­бию, дер­жа­ли два с по­ло­ви­ной го­да.
До­шло до Апо­сто­ли­ка. И уве­дав, по­слал на них за­прет, чтобы ни один ко­ролев­ский епи­скоп не слу­жил мес­сы, то есть служ­бы, по­ка его дер­жат. По­это­му от­пу­сти­ли его, ска­зав Ко­це­лу: «Если бу­дет он у те­бя, не уй­дешь от нас доб­ром». Но они не ушли от су­да свя­то­го Пет­ра, ведь из этих епи­ско­пов чет­ве­ро умер­ло.
При­клю­чи­лось же то­гда, что мо­ра­ване, убе­див­шись, что немец­кие по­пы, ко­то­рые жи­ли у них, не при­я­те­ли им, но око­вы им ку­ют, всех из­гна­ли и по­сла­ли к Апо­сто­ли­ку: «Так как преж­де от­цы на­ши от свя­то­го Пет­ра Кре­ще­ние при­ня­ли, то дай нам Ме­фо­дия ар­хи­епи­ско­пом и учи­те­лем». Тот­час при­слал его Апо­сто­лик. И при­нял его Свя­то­полк князь со сво­и­ми мо­ра­ва­на­ми и по­ру­чил ему все церк­ви и ду­хо­вен­ство во всех го­ро­дах. И с то­го дня на­ча­ло очень рас­ти уче­ние Бо­жие, и ду­хо­вен­ство во всех го­ро­дах на­ча­ло рас­ти и мно­жить­ся, и по­га­ные – ве­ро­вать в ис­тин­но­го Бо­га, от сво­их за­блуж­де­ний от­ре­ка­ясь все боль­ше. И мо­рав­ская власть ста­ла рас­ши­рять свои пре­де­лы и по­беж­дать сво­их вра­гов без неудач, как и са­ми они рас­ска­зы­ва­ют.
Бы­ла же в нем про­ро­че­ская Бла­го­дать, так что сбы­ва­лись мно­гие его про­ри­ца­ния. Об од­ном или двух из них мы рас­ска­жем.
Очень силь­ный язы­че­ский князь, си­дев­ший на Вис­ле, по­но­сил хри­сти­ан и па­ко­сти де­лал. По­слав же к нему, ска­зал (Ме­фо­дий): «Хо­ро­шо бы те­бе кре­стить­ся, сын, сво­ею во­лею на сво­ей зем­ле, чтобы не был ты кре­щен на­силь­но в пле­ну на чу­жой зем­ле. И вспом­нишь ме­ня». Так и бы­ло.
Или вот. Од­на­жды Свя­то­полк во­е­вал с по­га­ны­ми и ни­че­го не до­стиг, но мед­лил. Ко­гда ста­ла при­бли­жать­ся мес­са, то есть служ­ба свя­то­го Пет­ра, (Ме­фо­дий) по­слал к нему, го­во­ря: «Ес­ли по­обе­ща­ешь про­ве­сти у ме­ня со сво­и­ми во­и­на­ми день свя­то­го Пет­ра, то ве­рую, что ско­ро пре­даст их те­бе Бог». Так и бы­ло.
Один че­ло­век, очень бо­га­тый и со­вет­ник (кня­зя), же­нил­ся на сво­ей ку­ме, то есть на ятро­ви, и (Ме­фо­дий) мно­го на­став­лял и учил, и уго­ва­ри­вал их, но раз­ве­сти их не мог. По­то­му что дру­гие, вы­да­вая се­бя за ра­бов Бо­жи­их, втайне раз­вра­ща­ли их, льстя из-за иму­ще­ства, и во­все от­вра­ти­ли их от Церк­ви. И он ска­зал: «При­дет час, ко­гда не смо­гут по­мочь эти льсте­цы, и вспом­ни­те мои сло­ва, но ни­че­го сде­лать уже бу­дет нель­зя». Вне­зап­но, по­сле Бо­жи­его от­ступ­ле­ния, па­ла на них на­пасть, «и ме­ста их не ста­ло, но буд­то вихрь, под­хва­тив, рас­се­ял пыль». Мно­го и дру­го­го по­доб­но­го это­му бы­ло, о чем го­во­рил он от­кры­то в прит­чах.
Ста­рый враг, нена­вист­ник ро­да че­ло­ве­че­ско­го не мог тер­петь все­го это­го, воз­двиг­нув на него неко­то­рых, как на Мо­и­сея, Да­фа­на и Ави­ро­на, од­них – от­кры­то, дру­гих – тай­но. Боль­ные иопа­тор­ской ере­сью со­вра­ща­ют сла­бей­ших с пра­виль­но­го пу­ти, го­во­ря: «Нам Па­па дал власть, а его ве­лит из­гнать вон вме­сте с его уче­ни­ем».
Со­брав же весь мо­рав­ский на­род, они ве­ле­ли про­честь пе­ред ни­ми эпи­сто­лию, чтобы слы­ша­ли об из­гна­нии его. Лю­ди же, как свой­ствен­но че­ло­ве­ку, все пе­ча­ли­лись и скор­бе­ли, что ли­ша­ют­ся та­ко­го пас­ты­ря и учи­те­ля – кро­ме сла­бых, ко­то­ры­ми дви­га­ла ложь, как ли­стья­ми ве­тер. Но ко­гда про­чли пись­ма Апо­сто­ли­ка, то об­на­ру­жи­ли сле­ду­ю­щее: «Брат наш Ме­фо­дий свят и пра­во­ве­рен и де­ла­ет апо­столь­ское де­ло, и в ру­ках его все сла­вян­ские зем­ли от Бо­га и от апо­столь­ско­го пре­сто­ла, а ко­го он про­клянет, бу­дет про­клят, а ко­го бла­го­сло­вит, тот да бу­дет свят». И, по­сра­мив­шись, они разо­шлись, как ту­ман, со сты­дом.
На этом зло­ба их не кон­чи­лась, но ста­ли они го­во­рить, что гне­ва­ет­ся на него царь и, ес­ли най­дет, не быть ему жи­во­му. Но ми­ло­сти­вый Бог не хо­тел, чтобы и в этом ху­ли­ли ра­ба Его, Он вло­жил в серд­це ца­рю, ибо серд­це ца­ря все­гда пре­бы­ва­ет в ру­ках Бо­жи­их, мысль и по­слал к нему пись­мо: «Чест­ный от­че, очень хо­чу те­бя ви­деть. Так сде­лай ми­лость, по­тру­дись (при­быть) к нам, чтобы мы уви­де­ли те­бя, по­ка ты на этом све­те, и мо­лит­ву твою при­ня­ли». И он сра­зу по­шел ту­да, при­нял его царь с ве­ли­кой че­стью и ра­до­стью и, по­хва­лив его уче­ние, удер­жал из его уче­ни­ков по­па и диа­ко­на с кни­га­ми. И все же­ла­ния его ис­пол­нил, че­го он хо­тел, и ни в чем ему не от­ка­зал. Об­лас­кав и ода­рив, про­во­дил его со сла­вою на­зад на его пре­стол. Так же и Пат­ри­арх.
На всех же пу­тях по­па­дал он во мно­гие на­па­сти от диа­во­ла: в пу­сты­нях к раз­бой­ни­кам, на мо­ре в вол­не­нья вет­ров, на ре­ках во вне­зап­ные смер­чи, так что ис­пол­ни­лось на нем сло­во апо­сто­ла: «Бе­ды от раз­бой­ни­ков, бе­ды в мо­ре, бе­ды на ре­ках, бе­ды от лже­бра­тьев, в тру­дах и по­дви­гах, в по­сто­ян­ном бде­нии, во мно­гом го­ло­де и жаж­де» и в про­чих пе­ча­лях, о ко­то­рых упо­ми­на­ет апо­стол.
А по­том, огра­див­шись от со­мне­ний и пе­чаль свою на Бо­га воз­ло­жив, еще рань­ше по­са­див из уче­ни­ков сво­их двух по­пов, от­лич­ных ско­ро­пис­цев, быст­ро пе­ре­ло­жил все кни­ги, все пол­но­стью, кро­ме Мак­ка­вей­ских, с язы­ка гре­че­ско­го на сла­вян­ский, за шесть ме­ся­цев, на­чи­ная с мар­та ме­ся­ца до два­дцать ше­сто­го дня ок­тяб­ря ме­ся­ца. Окон­чив же, воз­дал до­стой­ную хва­лу и сла­ву Бо­гу, да­ю­ще­му та­кую бла­го­дать и уда­чу. И воз­не­ся с кли­ром сво­им Свя­тое Тай­ное Воз­но­ше­ние, от­празд­но­вал па­мять свя­то­го Ди­мит­рия. Ведь преж­де с Фило­со­фом пе­ре­ло­жил он толь­ко Псал­тирь и Еван­ге­лие с Апо­сто­лом и из­бран­ны­ми цер­ков­ны­ми служ­ба­ми. То­гда же и Но­мо­ка­нон, то есть пра­ви­ло за­ко­на, и оте­че­ские кни­ги пе­ре­ло­жил.
Ко­гда же вен­гер­ский ко­роль при­шел в ду­най­ские стра­ны, он за­хо­тел его уви­деть: и хо­тя неко­то­рые го­во­ри­ли и пред­по­ла­га­ли, что не уй­ти от него без му­че­ний, он по­шел к нему. Но тот, как и по­до­ба­ет вла­ды­ке, так и при­нял – с по­че­том, сла­вою и ра­до­стью. И по­бе­се­до­вав с ним, как при­ста­ло та­ким му­жам ве­сти бе­се­ды, от­пу­стил его, об­лас­кав, по­це­ло­вав, с да­ра­ми ве­ли­ки­ми, ска­зав: «По­ми­най ме­ня все­гда, чест­ный отец, в свя­тых тво­их мо­лит­вах».
Так пре­сек он со всех сто­рон об­ви­не­ния, за­тво­рив уста мно­го­ре­чи­вым, путь за­вер­шил и ве­ру со­хра­нил, ожи­дая пра­вед­но­го вен­ца. И по­сколь­ку так уго­дил, воз­люб­лен был Бо­гом. Ста­ло при­бли­жать­ся вре­мя при­нять по­кой от стра­стей и на­гра­ду за мно­гие тру­ды. И спро­си­ли его, го­во­ря: «Кто, счи­та­ешь ты, чест­ный отец и учи­тель, сре­ди уче­ни­ков тво­их был бы пре­ем­ни­ком те­бе в учи­тель­стве тво­ем?». И по­ка­зал он им на од­но­го из из­вест­ных уче­ни­ков сво­их, име­нем Го­разд, го­во­ря: «Этот из ва­шей зем­ли сво­бод­ный муж, на­учен хо­ро­шо в ла­тин­ских кни­гах, пра­во­ве­рен. Пусть бу­дет Бо­жия во­ля и ва­ша лю­бовь, как и моя». А ко­гда в Верб­ное вос­кре­се­нье со­бра­лись все лю­ди, он, немощ­ный, вой­дя в цер­ковь, бла­го­сло­вив ца­ря, кня­зя и кли­ри­ков, и весь на­род, ска­зал: «Сте­ре­ги­те ме­ня, де­ти, три дня». Так и бы­ло. На рас­све­те тре­тье­го дня он ска­зал сле­ду­ю­щее: «В ру­ки твои, Гос­по­ди, вла­гаю ду­шу мою». И по­чил на ру­ках иерей­ских в 6 день ме­ся­ца ап­ре­ля в 3-й ин­дикт 6393 го­да от со­тво­ре­ния все­го ми­ра.
При­го­то­вив его к по­гре­бе­нию и воз­дав ему до­стой­ную честь, от­слу­жи­ли уче­ни­ки его цер­ков­ную служ­бу по-ла­ты­ни, по-гре­че­ски и по-сла­вян­ски и по­ло­жи­ли его в со­бор­ной церк­ви. И при­ло­жил­ся он к от­цам сво­им и пат­ри­ар­хам, и про­ро­кам, и апо­сто­лам, учи­те­лям, му­че­ни­кам. И со­брав­шись, бес­чис­лен­ные на­род­ные тол­пы про­во­жа­ли со све­ча­ми доб­ро­го учи­те­ля и пас­ты­ря: муж­чи­ны и жен­щи­ны, ма­лые и боль­шие, бо­га­тые и бед­ные, сво­бод­ные и ра­бы, вдо­ви­цы и си­ро­ты, ино­зем­цы и мест­ные, боль­ные и здо­ро­вые, – все, опла­ки­вая то­го, кто был всем из все­го, чтобы всех при­влечь. Ты же, свя­тая и чест­ная гла­ва, в мо­лит­вах тво­их свы­ше опе­кай нас, стре­мя­щих­ся к те­бе, из­бавь от вся­кой на­па­сти, уче­ни­ков сво­их и уче­ние рас­про­стра­няя, а ере­си из­го­няя, чтобы, про­жив здесь до­стой­но на­ше­го на­зна­че­ния, ста­ли мы с то­бой, ста­до твое, одес­ную сто­ро­ну Хри­ста, Бо­га на­ше­го, веч­ную жизнь при­ни­мая от Него. Ему же сла­ва и честь во ве­ки ве­ков. Аминь.

Биб­лио­те­ка ли­те­ра­ту­ры Древ­ней Ру­си. Т. 2. СПб., 2004.

Иное жизнеописание равноапостольных Кирилла и Мефодия  

Свя­той рав­ноап­о­столь­ный Ки­рилл, учи­тель сло­вен­ский (до при­ня­тия схи­мы – Кон­стан­тин) и стар­ший брат его Ме­фо­дий (па­мять 6 ап­ре­ля) по про­ис­хож­де­нию сла­вяне, ро­ди­лись в Ма­ке­до­нии, в городе Солуни. Свя­той Ки­рилл по­лу­чил бле­стя­щее об­ра­зо­ва­ние, с 14-лет­не­го воз­рас­та вос­пи­ты­ва­ясь с сы­ном им­пе­ра­то­ра. Он ра­но при­нял сан пре­сви­те­ра. По воз­вра­ще­нии в Кон­стан­ти­но­поль со­сто­ял биб­лио­те­ка­рем со­бор­ной церк­ви и пре­по­да­ва­те­лем фило­со­фии. Свя­той Ки­рилл с успе­хом вел пре­ния с ере­ти­ка­ми ико­но­бор­ца­ми и с ма­го­ме­та­на­ми. Стре­мясь к уеди­не­нию, он уда­лил­ся на го­ру Олимп к сво­е­му стар­ше­му бра­ту Ме­фо­дию, но уеди­не­ние его про­дол­жа­лось недол­гое вре­мя. Оба бра­та бы­ли по­сла­ны в 857 го­ду им­пе­ра­то­ром Ми­ха­и­лом в мис­си­о­нер­ское пу­те­ше­ствие для про­по­ве­ди хри­сти­ан­ства у хо­зар. По до­ро­ге они оста­нав­ли­ва­лись в Хер­соне и об­ре­ли там мо­щи свя­щен­но­му­че­ни­ка Кли­мен­та, па­пы Рим­ско­го. При­быв к хо­за­рам, свя­тые бра­тья бе­се­до­ва­ли с ни­ми о хри­сти­ан­ской ве­ре. Убеж­ден­ный про­по­ве­дью свя­то­го Ки­рил­ла хо­зар­ский князь и с ним весь на­род при­ня­ли хри­сти­ан­ство. Бла­го­дар­ный князь хо­тел на­гра­дить про­по­вед­ни­ков бо­га­ты­ми да­ра­ми, но они от­ка­за­лись от это­го и про­си­ли кня­зя от­пу­стить с ни­ми на ро­ди­ну всех гре­че­ских плен­ни­ков. Свя­той Ки­рилл вер­нул­ся в Кон­стан­ти­но­поль с 200 от­пу­щен­ны­ми плен­ни­ка­ми.
В 862 го­ду на­ча­лось глав­ное де­ло свя­тых бра­тьев. По прось­бе кня­зя Ро­сти­сла­ва им­пе­ра­тор по­слал их в Мо­ра­вию для про­по­ве­ди хри­сти­ан­ства на сла­вян­ском язы­ке. Свя­тые Ки­рилл и Ме­фо­дий по от­кро­ве­нию Бо­жию со­ста­ви­ли сла­вян­скую аз­бу­ку и пе­ре­ве­ли на сла­вян­ский язык Еван­ге­лие, Апо­стол, Псал­тирь и мно­гие бо­го­слу­жеб­ные кни­ги. Они вве­ли бо­го­слу­же­ние на сла­вян­ском язы­ке. За­тем свя­тые бра­тья бы­ли вы­зва­ны в Рим по при­гла­ше­нию Рим­ско­го Па­пы, где па­па Адри­ан встре­тил их с ве­ли­кой че­стью, ибо они при­нес­ли ту­да мо­щи свя­щен­но­му­че­ни­ка Кли­мен­та, па­пы Рим­ско­го. По при­ро­де бо­лез­нен­ный и сла­бый, свя­той Ки­рилл от мно­гих тру­дов вско­ре за­бо­лел и, при­няв схи­му, скон­чал­ся в 869 го­ду 42-х лет.
Пе­ред смер­тью он за­ве­щал сво­е­му бра­ту про­дол­жить хри­сти­ан­ское про­све­ще­ние сла­вян. По­гре­бен свя­той Ки­рилл в рим­ской церк­ви свя­то­го Кли­мен­та, где по­чи­ва­ют мо­щи это­го свя­щен­но­му­че­ни­ка, при­не­сен­ные в Ита­лию из Хер­со­не­са сло­вен­ски­ми учи­те­ля­ми.

См. так­же: "Жизнь и тру­ды пре­по­доб­ных от­цов на­ших Ме­фо­дия и Кон­стан­ти­на, в мо­на­ше­стве Ки­рил­ла, учи­те­лей сла­вян­ских" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.